История русской музыки
Том 6

ВВЕДЕНИЕ

Музыкальная литература



Книги, ноты, литература и пособия по музыке

 

 

1 2 3 4 5 6

 

 

 

Вторая половина 50-х и 60-е годы XIX века вошли в историю русской общественной мысли и культуры как пора решительных перемен, выдвижения новых сил и новых идей, плодотворное воздействие которых сказывалось на протяжении нескольких последующих десятилетий.
Падение николаевского режима и признаки известной либерализации, наметившиеся после тридцатилетнего периода тяжелой, глухой реакции, способствовали оживлению общественной жизни, пробуждению надежд на благоприятные перемены. «.Россия точно проснулась от летаргического сна. (.) все чувствовали, что порвался какой-то нерв, что дорога к старому закрылась»,— писал об этом времени один из видных представителей русской революционной демократии Н. В. Шелгунов (398, 76). Другой литератор-шестидесятник М. А. Антонович вспоминал уже на склоне своей жизни: «В половине 50-х годов прошлого столетия. появились заметные признаки наступления политической и общественной весны. В царствовавшем до тех пор холоде повеяло теплом; в душной и смрадной атмосфере почувствовались свежесть и прохлада; в мрачной непроглядной тьме заблистали светлые искорки: по-видимому, начал таять лед, сковывавший дотоле всякое умственное, политическое и общественное движение» (399, 48).


Приподнятым настроением были охвачены широкие круги прогрессивного русского общества. Ослабление цензурного режима привело к оживлению отечественной журналистики и росту ее общественного влияния. Печатное слово становится сильнейшим средством воздействия на общественное мнение и пропаганды передовых мыслей и взглядов. На страницах газет и журналов широко и всесторонне обсуждаются насущные вопросы современной действительности, среди которых самым острым и жгучим был вопрос о крепостном праве и формах его ликвидации. Вокруг него разгорались горячие споры и полемические схватки, и все остальные вопросы так или иначе оказывались связаны с ним.
Общий кризис политической и экономической системы особенно обострился в связи с поражением России в Крымской войне 1853— 1855 годов, вынудив правительство пойти на отмену крепостного права. «Помещики-крепостники,— писал В. И. Ленин,— не могли помешать росту товарного обмена России с Европой, не могли удержать старых, рушившихся форм хозяйства. Крымская война покалит гнилость и бессилие крепостной России. Крестьянские „бунты", возрастая с каждым десятилетием перед освобождением, заставили норного помещика, Александра II, признать, что лучше освободить сверху, чем ждать, пока свергнут снизу»1 (3, 173).


Последовательными защитниками интересов трудового крестьянства были революционные демократы, выступавшие за полное освобождение крестьян от крепостной зависимости и безвозмездное предоставление им той земли, на которой они трудились. Основной печатной трибуной революционной демократии становится журнал «Современник», издававшийся Н. А. Некрасовым. Уже с 1853 года в «Современнике» начал печататься Н. Г. Чернышевский, с 1857 года на страницах того же журнала постоянно выступает Н. А. Добролюбов. «Молодые штурманы будущей бури», как назвал их А. И. Герцен, они н доступной для подцензурной печати форме проповедовали идеи крестьянской революции, призывали к решительному искоренению крепостнических порядков во всех сферах жизни, к борьбе за всеобщую социальную справедливость и свободу человеческой личности. Эти смелые и страстные призывы находили горячий отклик среди прогрессивно мыслящих людей, особенно из молодежи.
В 1857 году Герцен начал издавать в Лондоне газету «Колокол», на страницах которой «поднял великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным русским словом» (7, 262). Свободная от цензурных ограничений газета подвергала резкой критике весь строй крепостнической монархии, печатала материалы, разоблачавшие произвол и злоупотребления царской администрации. Вопреки всем запретам «Колокол» проникал в широкие круги читающей русской публики и в значительной степени формировал общественное мнение.


Непрерывно нарастающее недовольство народных масс, выражавшееся в стихийно вспыхивавших «бунтах» и расправах над помещиками, создавало серьезную угрозу для существующего строя. Маркс писал в 1858 году: «.в России началась революция» (1, 295). Возникли условия, при которых «самый осторожный и трезвый политик должен был бы признать революционный взрыв вполне возможным и крестьянское восстание — опасностью весьма серьезной» (2, 30).
Реформа 1861 года, проведенная руками крепостников, не только не облегчила положение крестьянства, но наложила на него еще более тяжелую кабалу. «Старое крепостное право заменено новым. (.) Народ царем обманут!» — писал Н. П. Огарев в «Колоколе» (190, 478). Как обман своих ожиданий восприняло реформу и само крестьянство, ответившее на царский манифест волнениями и мятежами, которые были безжалостно потоплены в крови. В нелегальных листках и прокламациях, распространявшихся революционными демократами, мы находим фразы об ожидании «больших смут», о том, что правительство «ведет Россию к пугачевщине» и «реформы останутся мертвою буквою, если их не оживит революция».


Правительство отвечало на все это усилением репрессий. В 1861 году было приостановлено издание «Современника», а годом позже арестован и после двухлетнего заточения в Петропавловской крепости навечно сослан крупнейший идеолог и руководитель демократического движения Н. Г. Чернышевский. Такая же участь постигла и многих других представителей этого движения.
Однако никакие репрессивные меры, никакие запреты и ограничения не могли подавить прогрессивную мысль русского общества, заставить ее примириться с существующим порядком. Вопреки всем трудностям и препятствиям она продолжала развиваться, чутко откликаясь на все, что волновало людей и затрагивало их насущные жизненные интересы. Идеи демократизма, личной и общественной свободы вдохновляли лучших представителей русской культуры второй половины XIX века, в произведениях которых любовь и сострадание к «униженным и оскорбленным» соединялись со жгучей ненавистью ко всем проявлениям насилия, гнета и несправедливости.


Период от начала 60-х годов до 1905 года Ленин назвал «перевалом русской истории» (4, 100). Не принеся подлинной свободы и благоденствия народным массам, реформа 1861 года способствовала ускоренному экономическому развитию России. «.Старая патриархальная Россия после 1861 года стала быстро разрушаться под влиянием мирового капитализма» (5, 39). Историческая отсталость страны, реакционность ее политического строя, сохранение власти в руках вчерашних крепостников были причиной того, что этот про^ цесс ломки старых устоев протекал в России особенно болезненно и явился для широких слоев трудового населения источником неисчислимых бедствий и страданий.
Ни один честный и правдивый художник, каковы бы ни были его философские и общеэстетические позиции, не мог не определить своего отношения к тому, что он наблюдал вокруг себя, и не отразить те или иные стороны жизни в своем творчестве. «Один из наиболее актуальных вопросов, вставших перед писателями,— пишет советский литературовед,— заключался в том, чтобы проникнуть в трудноуловимый поток жизни, понять его внутренний смысл и воспроизвести в законченных художественных образах, в целостном сюжете» (222, 8). Аналогичная задача стояла и перед другими видами художественного творчества. И если даже самому великому художнику не под силу было одному решить ее во всем объеме, то русское искусство в целом, в совокупности всех его видов, дает широкую и полную картину отечественной действительности в ее многослойности и многоукладности ном сплетении противоречий, острейших социальных и мировоззренческих контрастах.

Несмотря на все богатство и разнообразие творческих тенденций, индивидуальных стилей, форм и средств выражения в русском искусстве второй половины XIX века, можно говорить о некоторых общих коренных признаках, присущих всем его виднейшим представителям. Важнейшими из этих признаков являются напряженность ищущей мысли, особая зоркость и умение смотреть жизни прямо в глаза, высоко развитое сознание моральной ответственности перед читателем, зрителем или слушателем, горячая любовь к своей стране и породу в соединении со всечеловеческим гуманизмом, чувством сопричастности ко всему, что происходит в мире.

1 2 3 4 5 6