Эдуард Колмановский - Песни - ноты

 



Ноты для фортепиано, баяна советских композиторов

 

Э. Колмановский о песне

 

 

В наше время острейшей идеологической борьбы исключительно серьезное значение приобретают песни гражданственного, политического, публицистического звучания, песни высокого духа и большого сердца, исполненные значительных мыслей, глубоких переживаний и искренних чувств, песни, объединяющие людей доброй воли в их горячем стремлении к миру, жизни, к справедливости.
...Пройдет время. Новые поколения будут пристально, с волнением всматриваться в нашу жизнь. Им помогут книги и фильмы, исторические обзоры и. научные исследования. Впечатляющее, яркое представление о нашей эпохе оставят и советские песни. Вспоминаются вещие слова Гоголя: «Песни, радость моя, жизнь моя! Что, по сравнению с вами, все пыльные страницы истории? Вы, песни,— звонкая летопись».
(Из выступления на I фестивале «Московская осень». 1979 г.)

Настоящая песня — долгий поиск, требующий не только таланта, но и напряжения всех сил ума и души. Это редкое и большое счастье — создать песню, которую народ бы полюбил. И если композитор за всю свою жизнь написал хотя бы одну такую песню,— он может считать, что ему повезло, что он прожил на свете недаром.
(Из статьи о творчестве А. Пахмутовой. «Правда», 2) июля 1975 г.)

Конечно, самый факт популярности далеко не всегда свидетельствует о художественной ценности произведения. Среди «шлягеров* нередко встречаются песни низкого художественного уровня. Но если не всякая популярная песня замечательна, то всякая замечательная — популярна. Иначе ее нельзя признать действительно, по-настоящему замечательной. Главная цель состоит в.том, чтобы, писать для народа такие песни, которые становились бы народными,
(Выступление на встрече с творческой молодежью в Нижневартовске, 1981 г.)

Критика — дело творческое. Я уверен в том, что настоящий критик не может не быть художником. Художественная оценка критика мне дороже творческого анализа, основанного лишь на законах и правилах музыкальной науки, среди которых нет ни одного, который нельзя было бы с успехом нарушить. Говорю это по причинам, никак моего уважения к музыкальной теории не уменьшающим, полностью признавая ее полезность. Здесь нет противоречия: я только прежде всего ценю в критическом исследовании песни силу художнических впечатлений.
(Из заметок о критике. 1981 г.)

Не только у певца, но и у композитора должен быть свой собственный неповторимый голос его души, его сердца.
(Из выступления на встрече с преподавателями и аспирантами Высшей партийной школы. 1981 г.)

Написанный клавир еще не может служить доказательством рождения песни, так же как и ее появление в печати или исполнение артистами на эстраде или по радио. Рождение песни в его высоком смысле и значении происходит тогда, когда она встречает у людей сочувственный отклик, становится крылатой, запоминается и подхватывается широкой массой слушателей.
(Из выступления «а семинаре самодеятельных композиторов. Москва, 1967 г.)
Песня — это чудо. Разве не чудо, что люди, говорящие на разных языках, поют одни и те же песни? Это ли не пример высшего предназначения искусства, служащего духовному объединению человечества?
(Из выступления на дискуссии, посвященной песенным концертам II фестиваля «Московская осень», 1980 г.)

Многие наши песни обеднены однозначностью, однокрасочностью настроения: песня на гражданственную тему — барабанно-парадная, о несчастной любви — уныло-слезливая, о счастливой — бездумно-бодрая. Слушателя отталкивает поверхностное, упрощенное отражение жизни в искусстве, благополучная песенная казенщина. Настоящая песня не укладывается ни в какие общепринятые рамки. Жизнь щедра на разнообразные, а иногда и на противоречивые переживания. И чтобы воплотить их в музыке, одной только неподвижной эмоциональной краски недостаточно. В песнях больших мастеров заметно разнообразие оттенков, соединенных в одном гармоническом сплетении: героика сочетается с лиричностью, любовное переживание — с юмором, трагедийность — с оптимизмом. Нам нужна хорошая современная эстрадная песня — для отдыха, для развлечения, для танца. Ведь и раньше, например до войны, широко исполнялись легкие эстрадно-танцевальные песенки, приобретавшие известность, но, как бы ни была велика популярность, скажем, памятного моему поколению «Утомленного солнца», она не выдерживала даже отдаленного сравнения с воистину всенародным признанием таких своих современниц, как «Широка страна моя родная», «Орленок», «Полюшко-поле», «Песня о встречном», «Каховка», «Москва майская», «Катюша», «Тачанка», и многих других песен большой темы.
(«Советская музыка», 1978, № 12)

Патриотическая песня в одно и то же время может быть (я бы сказал — должна быть) душевной и сердечной. Она трогает лишь тогда, когда в ней ощущается личное волнение автора, его собственные переживания, боль, страсть. Известны примеры, когда почти интимная форма высказывания не только не противоречит гражданственному содержанию песни, но тесно с ним смыкается и представляется единственно верным и убедительным творческим решением темы. Я всегда стремился выразить публицистичность содержания в лирической интонации.
(Из выступления на встрече с работниками газеты «Красноярский рабочий», 1963 г.)

Обычные представления о возрасте к судьбе песни неприменимы. Существуют песни, давно написанные, которые до сих пор не утратили своей силы воздействия, молодости, волнуя нас с не меньшей силой, чем волновали когда-то своих современников. В таких случаях грани времени как бы стираются. И бывает так, что песня, написанная еще вчера, уже назавтра безнадежно стареет, вскоре забывается и бесследно исчезает.
(Из выступления на заседании песенной комиссии Союза писателей РСФСР, 1980 г.)
Сила советской песни состоит в том, что она воплощает великие идеалы, отражает биографию страны, думы, чаяния народа. Можно без преувеличения сказать, что советская песенная классика — не только звучащая история, но и высокая нравственная школа.
(Из выступления перед студентами МГУ. 1973 г.)
Настоящие художники не смешивали понятия сиюминутной популярности и современности, кратковременного успеха и подлинного народного признания. Они отзывались на зов времени, отличая его от крика моды, не путались в паутине
ее повседневного рыночного спроса. Понимали, что в искусстве не может быть идейности без подлинной художественности.

Всему миру известны советские песни, вдохновляющие современников и пробуждающие возвышенные чувства у людей новых поколений. Советская песня — наша гордость, наша слава, духовное богатство народа, его живая страстная история.
.И никогда не кончится «День Победы» и не потускнеет «Темная ночь».
Не зарастут «Дороги» и не померкнут «Подмосковные вечера». Не состарится
«Катюша» и не обманет «Надежда». Никогда не утихнет «Веселый ветер»
и не смолкнет «Бухенвальдский набат».
(«Советская музыка», 1979, № 12.)
Пушкин в «Евгении Онегине» писал:
Как стих без мысли в песне модной Дорога зимняя гладка.
Это выглядит вполне современно. Хотя немало современных модных песен мне нравится, и вообще я вовсе не противник моды. Я против бездумного преклонения перед ней, против рабского ей подчинения.
(Из выступления на творческой встрече со студентами консерватории в г. Пловдиве. НРБ)

 

Из почты композитора

 

 

Одна из самых дорогих моему сердцу песен — «Я люблю тебя, жизнь». Я инвалид 1-й группы. И Ваша песня — как целительный бальзам, она заставляет двигаться, жить, радоваться жизни, когда двигаться почти невозможно, когда жизнь начинает казаться бесцельной, когда теряешь последние надежды на радость.
Р. Корнищева, г. Кременчуг.

Дорогой человек Эдуард Колмановский! Слушала Вашу песню «Журавленок». Много писать не буду — все равно не сумею выразить те необычные чувства, которые волнуют меня. Каждое слово, каждый звук глубоко врезались в мою память. Вы далеко, и Москва от меня далеко, но нас объединяет одно общее — любовь к нашей прекрасной Родине, во имя которой и Вы трудитесь, отдаете Ваше сердце.
Жительница станции Ново-Осетинская Моздокского района А. Агеева.
Почти в каждом из ребячьих сочинений есть строки Ваших песен. Помнить их, чувствовать заставляют Ваши удивительно простые, мягкие, нежные и мужественные мелодии.
Л. Самохина, учительница, г. Новошахтинск.
.Маши песни, Эдуард Савельевич, нужны не только нам, пожилым людям, но и, в особенности, молодежи, которая борется за мир. Я пережила четыре войны, видела горе, осиротевших детей, разбитые жизни и никогда не смогу забыть ужасов войны. А ваши песни — верное оружие против всех «убийц», которые еще «ходят по земле». Вы даже сами не понимаете, какую необходимую работу делаете. Спасибо!
А. Левина, ветеран труда, Подмосковье.

Мне кажется, если Вашу песню «Хотят ли русские войны» перевести на все языки мира и разослать ноты этой песни и слова во все страны, разослать и бесплатно раздавать всем простым людям, то все поймут, что русские войны не хотят. Это будет доходчивей многих газетных и журнальных статей, потому что песня всегда ближе человеческому сердцу, чем обыкновенные слова.
М. Чуваленко, участник Великой Отечественной войны, Латвийская ССР.


Да, зарубежная пресса часто замалчивает правду о нашей жизни, наши обращения к другим странам с мирными предложениями, и простые люди узнают об этом с опозданием или не узнают совсем. А песня крылата. Она может облететь всю землю со скоростью космического корабля и рассказать правду. Как Ваша песня «Хотят ли русские войны». Ее непременно должны узнать все-все на нашей земле.
Группа военнослужащих

Недавно я услышала Вашу песню «Алеша». У меня было два сына — Алексей и Николай, и оба погибли. Алеша погиб в Болгарии, Николай — на подступах к Берлину. Когда кончилась война и советские воины стали возвращаться домой, я все время ждала, хотя уже знала, что я их не увижу никогда. И вот услышав песню «Алеша», я очень взволновалась. Мне кажется, что это мой Алеша стоит над горою, и к его ногам несут цветы. Спасибо Вам от всех матерей, которые потеряли своих дорогих сыновей, спасибо от тех, чьи Миши, Вани, Феди, Васи навечно полегли на полях боев.
М. Соколова, г. Славянск.

В г. Нижневартовске, на развилке автодорог на Самотлор и Мешон, установлен монумент покорителям Самотлора — скульптура рабочего с горящим факелом в руке. Молва народная в знак уважения к Вашей песне «Алеша» дала ему такое же имя.
Белеет ли в поле пороша, Пороша, пороша, Белеет ли в поле пороша, Иль обские ливни шумят — Стоит на развилке Алеша, Алеша, Алеша, Стоит на развилке Алеша — Нефтяник, строитель, солдат.
В. Метельков, рабочий, Нижневартовск.
Большое Вам земное спасибо за Ваши замечательные песни, которые помогают нам лучше работать, веселей жить, сильней чувствовать красоту жизни!
Комсомольцы, г. Хабаровск.