Ноты, Аккорды - Песни на музыку Василия Соловьева-Седого



Ноты в картинках jpg, gif, pdf.
Сборник песен с нотами для фортепиано, баяна
Василия Соловьева -Седого
скачать

 

 

Скачать ноты для фортепиано
Василий Соловьев - Седой
Песни
для голоса в сопровождении фортепиано (баяна, гитары)
составитель О. Краснов
"Музыка", 1984г.
(pdf, 14 Мб)

содержание:

 

Очерк о жизни и творчестве

Песни народного артиста СССР, лауреата Ленинской и Государственной премий Василия Павловича Соловьева-Седого... Правдивые, проникновенные, идущие от сердца к сердцу, чистые и глубокие, как душа народа, связанные прочными корнями с русским народным творчеством, отмеченные чертами новаторства, они навсегда вошли в нашу жизнь, завоевав любовь и признание миллионов людей Страны Советов и многих стран мира.
Почти полвека отдал композитор любимому жанру. И все эти годы убежденно, настойчиво и взыскательно оттачивал свое творческое оружие, доказывал его огромную мобилизующую и созидательную силу. Этапы творчества В. П. Соловьева-Седого как нельзя лучше характеризуют два высказывания композитора о песне: «Периоды развития массовых песен совпадают с эпохами великих подъемов и потрясений народа»,— отмечал он. И подчеркивал: «Важная общественная роль массовой песни в жизни советского народа всегда определялась прежде всего тем, что в лучших наших песнях было заключено большое, всенародное содержание, понятное миллионам людей, способное сплотить их». Такими являются многие песни Василия Павловича. И появлялись они тогда, когда были особенно необходимы людям.
Ключевые истоки творчества композитора — русская музыкальная классика, песни времен революции и гражданской войны, русские народные песни — щедро помогали ему в каждодневном напряженном труде. Вот что пишет о творчестве Василия Павловича в журнале «Советская музыка» Герой Социалистического Труда композитор А. Новиков: «Не было еще такого, чтобы он (Соловьев-Седой.— ред.) сбился на чужое, нерусское. „Подслушал" современные ему мелодии фабричных застав, городской фольклор — как Мокроусов, деревенский — как Захаров. А развил, обогатил все это как только мог он один, создал в нашей песне свой, глубоко народный язык.

... Есть такие песни, что сами поются. Это песни Соловьева-Седого».
Еще в раннем детстве Вася Соловьев, живший с родителями на Старо-Невском проспекте, полюбил русскую народную песню. Семья Соловьевых (отец Василия — Павел Павлович работал дворником) размещалась в полуподвале, в углу, за ситцевой перегородкой; в одной большой комнате жило несколько семей, разорившихся крестьян Новгородской губернии, которые приехали в город на заработки. Вечерами, особенно в воскресные дни, собирались вместе, пели. Были тут и грустные напевы, и озорные частушки. Множество песен знала мать Василия. Отец подпевал ей, подыгрывая на трехрядке. В восемь лет Василий получил от отца дорогой подарок — балалайку. Часами просиживал он за инструментом, подбирая знакомые мелодии. И не мог нарадоваться, когда из-под его пальцев выходило что-то «похожее на музыку»!

Серьезно учиться музыкальному искусству Соловьев начал довольно поздно, в 22 года. К этому времени он играл на пианино. В двенадцать лет — тапер на танцах, в кино (сопровождал «немые* сеансы), в клубе табачной фабрики; с шестнадцати стал работать пианистом: импровизатором в клубах, на радио — для сопровождения утренней гимнастики. 1929 год застал его в этой роли в студии художественной гимнастики, которая помещалась в Ленинграде на улице Халтурина. Работы, по воспоминаниям композитора, было очень много, поэтому руководитель студии время от времени приглашал «для пробы» то одного, то другого опытного музыканта. Так состоялось знакомство Василия Соловьева со студентом консерватории Алексеем Семеновичем Животовым. Животов, услышав импровизации Соловьева, посоветовал ему поступить в недавно тогда открывшийся Центральный музыкальный техникум (ныне — Музыкальное училище имени Мусоргского), убедив, что Василий имеет неплохие задатки композитора.
Авторитет Животова подействовал: Соловьев в числе одиннадцати «конкурентов» пришел на экзамен. Каждый из поступающих принес ноты своих сочинений. Только один Василий пришел «с пустыми руками* — причина была простой: он не умел записывать свои импровизации. Комиссия растерялась. Выручил «соискателя» профессор Петр Борисович Рязанов (будущий педагог Соловьева), предложивший сымпровизировать марш. Импровизация получилась удачной, и Соловьев был принят в музыкальный техникум, о котором мечтал.
Чуткий, внимательный педагог П. Б. Рязанов сумел раскрыть индивидуальные особенности Василия, увидеть его склонность к русскому народно-песенному стилю. Сочинительство в стенах техникума он, по совету Рязанова, начал с детских песен. Композитор Иван Дзержинский — одноклассник Соловьева по техникуму — так вспоминает об исполнении одного из таких произведений: «Высокий, вихрастый паренек в очках с железной оправой, из которых выглядывали добродушные, по-детски синие глаза, играл свое новое сочинение. Вокруг рояля толпились ученики Рязанова, с любопытством слушая песню, которую с подлинным артистизмом исполнял автор. Песня была детская, и слова ее начинались так: „Тятька, меня Ванька обидел..." Между нот были вписаны какие-то условные значки, означавшие „всхлипывания". Маленькую жанровую сценку на собственные слова Соловьев написал столь выразительно, что ее просили повторить несколько раз. Автор с каждым повторением находил новые и новые исполнительские краски, невольно заражая всех своим добродушным юмором...»

В техникуме по сложившемуся обычаю каждое новое произведение, законченное и одобренное педагогом, выносилось на суд слушателей, исполнялось в открытом концерте. На такие концерты приходило много музыкантов, любителей музыки. Это воспитывало чувство ответственности, приучало общаться с большой аудиторией. Но студенты этим не ограничивались: они выступали в заводских цехах, клубах, по радио. Такая традиция связи с жизнью была продолжена в Ленинградской консерватории, куда студентов перевели после того, как в 1931 году композиторское отделение техникума было закрыто. «Из техникума мы принесли с собой в консерваторию дух творческих исканий, увлеченности»,— вспоминает В. П. Соловьев-Седой. Этому, в частности, благоприятствовало то обстоятельство, что педагог по сочинению остался прежний — профессор П. Б. Рязанов, который всячески поощрял склонность Соловьева к вокальной музыке. Обратив внимание на бедность гармонического языка, играл своему студенту много собственных импровизированных переложений, обработок русских народных песен. Старался обогатить и ритмическое мышление ученика. «... Если сейчас критика отмечает в моих песнях стремление к ритмическому разнообразию,— я обязан этим моему педагогу»,— напишет впоследствии В, П. Соловьев-Седой. Учеба и творческий поиск шли в стенах консерватории рука об руку. Более частыми стали встречи со слушателями. Новые произведения студентов консерватории исполняют по радио, в концертных залах. К этому времени относится заметное событие в творческой жизни В. П. Соловьева-Седого: в 1934 году в эфире прозвучала его симфоническая картина «Партизанщина». В консерватории Соловьевым был создан и вокально-симфонический цикл, фортепианный концерт, романсы, песни. Он написал также сюиту для фортепиано в шести частях, впервые исполненную в концерте студенткой фортепианного факультета Татьяной Рябовой, его будущей женой и верным другом всей дальнейшей жизни. Важную роль в становлении будущих композиторов-профессионалов сыграла тесная связь с театрами. Соловьев много работал для театра рабочей молодежи (в котором музыкальной частью заведовал Д. Д. Шостакович), для Кукольного и Антирелигиозного театров. Были попытки сочинить оперу: делались наброски к операм «Мать» (по М. Горькому), «Поединок» (по А, Куприну)... Но все-таки больше всего его влекло к песенному жанру.
В 1936 году, незадолго до окончания консерватории, Соловьев пишет «Гибель Чапаева» (на слова 3, Александровой). Автор искренне, ярко рассказал в произведении о героических событиях времен гражданской войны, которые были еще свежи в памяти людей. Песня стала популярной, зазвучала по радио, ее пела молодежь на праздничных демонстрациях, а позднее — бойцы интернациональных бригад в Испании (ее включил в специальный сборник Эрнст Буш). Тут следует несколько добрых 'слов сказать об. известном ленинградском музыкальном деятеле 30-х годов В. Е. Иохельсоне. Прослушав в Союзе композиторов «Гибель Чапаева», Иохельсон настоятельно заявил Соловьеву: «Вы должны работать в области песни», разглядев в молодом композиторе его «зерно». Авторитет серьезного музыкального критика, его влияние помогли Василию Павловичу определить свой дальнейший путь. В первый же год после окончания консерватории он написал «Песню о Ленинграде», «Парад», «Казачью кавалерийскую». Первые два произведения были признаны лучшими на ленинградском конкурсе массовых песен в 1936 году, а «Казачья кавалерийская» — записана на пленку и зазвучала в исполнении Леонида Утесова.
Предвоенный период творчества композитора отличает творческая многоплановость. К этому времени он уже признанный мастер песенного жанра:' пишет песни к спектаклям (в частности, «Таежную»—к пьесе В. Гусева «Дружба»), работает для кино (целый ряд его песен звучит в фильмах « Одиннадцатое июля», «Будни», «Небеса », «Приятели»). В то же время продолжаются поиски в жанре оперы, балета. Отдавая этим экспериментам достаточно много времени и сил, Василий Павлович Соловьев-Седой справедливо считает, что такая работа расширяет его профессиональный кругозор, помогает впоследствии свежим взглядом оценить то, что сделано в жанре песни. Скажем, к тому же оперному искусству Василий Павлович обращался не раз. Мы уже упоминали об эскизах к операм «Мать» и «Поединок», была затем сделана попытка сочинить оперу о пограничниках — «Дружба». Но произведение осталось незавершенным. Позднее Соловьев-Седой начинал писать «Поленьку», «Кружевницу Настю», в послевоенные годы «Любовь Яровую», но что-то не удовлетворяло композитора, он не находил себя в оперном жанре и прекращал работу, чтобы затем, через некоторое время, снова продолжать поиски. Эти опыты оказались полезной школой для композитора. В 1938 году он начал сочинять балет «Тарас Бульба». Не все удалось молодому композитору, но выразительные танцевальные сцены Запорожской Сечи, яркие темы Тараса, Остапа, Матери получили признание критики и музыкальной общественности. Балет был поставлен в ленинградском Кировском, а затем и в Большом театре в Москве.
Тогда-то на афишах и появилась теперь всем хорошо знакомая фамилия — Соловьев-Седой. Перед этим ряд сочинений, в том числе песню «Умолот» — впервые изданную, и сборник «Лирические песни», он подписывал псевдонимом «Седой» («Седым» звал Василия Павловича в детстве отец за светлый цвет волос). Судьба настоящего художника неотделима от судеб его народа, его страны. Так всегда было с В. П. Соловьевым-Седым. И когда настал суровый военный 1941 год, песни композитора, как солдаты, «встали под ружье».

В июне 1941-го Василий Павлович работал в Доме творчества композиторов на Карельском перешейке. 21-го вечером в субботу он слушал рассказ «Если завтра война» в чтении Тамары Давыдовой, а в воскресенье утром вместе с Иваном Дзержинским выехал в Ленинград на вечер советской песни. Навстречу сплошным потоком шли машины с людьми. Началась война. Композитор понимал, что в период тяжелых испытаний его творчество призвано помочь народу одолеть ненавистного врага — фашизм. Уже 24 июня по радио передали новую песню Соловьева-Седого «Играй, мой баян» на слова Л. Давидович. Она рассказывала о заводском парне, уходившем на фронт, на защиту Родины: «Как подругу, мы Родину любим свою...» —эти простые, душевные слова и открытая, бесконтрастная мелодия, близкая по характеру мелодиям старых фабричных песен, пришлись по сердцу слушателям.

В то время Ленинград жил жизнью прифронтового города. Каждый ленинградец отдавал все силы для его защиты от наступавших захватчиков- «... Августовским вечером,— рассказывает в своей автобиографии Василий Павлович Соловьев-Седой,— вместе с другими композиторами, музыкантами, литераторами я работал в порту (они разгружали лес.— авт.). Это был чудесный вечер, какие бывают, мне кажется, только у нас на Балтике. Невдалеке на рейде стоял какой-то корабль, с него доносились к нам звуки баяна и тихая песнь. Мы закончили нашу работу и долго слушали, как поют моряки. Я слушал и думал о том, что хорошо бы написать песню об этом тихом, чудесном вечере, неожиданно выпавшем на долю людей, которым завтра, может быть, предстояло уйти в поход. Из порта я возвратился с Александром Чуркиным, поэтом-песенником, поделился с ним своим замыслом, зажег и его. Я вернулся к себе, сел за работу, написал через два дня музыку, для которой Саша Чуркин нашел душевные слова, полные светлой грусти».
Песня вскоре была написана, но коллеги, друзья не одобрили ее, считая недостаточно боевой, не отвечающей требованиям военного времени. Только через полгода Соловьев-Седой, выступая на Калининском фронте в составе организованного им фронтового эстрадного театра «Ястребок», решился спеть «Вечер на рейде» бойцам в землянке, аккомпанируя себе на аккордеоне. Со второго куплета они стали подпевать. «Первый раз в жизни ощутил я эту ни с чем не сравнимую радость, когда люди поют с тобой твою песню, которую они раньше никогда не слышали. Этот случай многому меня научил. Я понял, что песня должна нести в себе такие черты, такие интонации, чтобы другим не только хотелось ее петь, а чтобы они чувствовали душевную необходимость в этом»,— рассказывал впоследствии композитор.
Песню, адресованную морякам, запела вскоре вся страна. Изменяя на свой лад слова, пели «Вечер на рейде» и летчики, и десантники, и моряки, и партизаны. Более сорока лет прошло со дня ее создания, а она живет в народе. Ее массовое распространение для самого композитора было в то время совершенно неожиданным. Можно сказать, «Вечер на рейде» открыл целую серию фронтовых, солдатских песен композитора. Каждая была им пережита, потому что он сам видел бои, в обстановке передовой узнал, каков он, советский солдат. И в течение всей жизни Василий Павлович Соловьев-Седой пел и говорил о нашем воине так, словно тот был частью души художника.

Годы войны композитор провел, по его собственному выражению, «на колесах». Выезжал на фронт, выступал в блиндажах, полевых госпиталях. Встречался с тружениками тыла, с теми, кто добывал уголь, строил танки, делал снаряды и бомбы. И продолжал писать песни. Он писал их в перерыве между фронтовыми концертами, писал окоченевшими пальцами в полуразрушенных землянках, в прошитых пулеметными очередями кузовах фронтовых грузовиков, когда от жестокой тряски карандаш выпадал из рук. Он был вместе с защитниками Родины и по праву считал себя солдатом. Песни военных лет... Он написал их более шестидесяти. Суровая сдержанность, воля к победе звучали в строевых и походных, таких, как «Уральская походная», «Песня смелых», «Над родиной грозные тучи». Исполненные драматизма «Песня мщения», «Баллада о Матросове», «О чем ты тоскуешь, товарищ моряк?» рождали ненависть к врагу, звали на ратный подвиг. Жизнерадостная, задорная шутка — верный спутник солдата — присутствует во многих произведениях Соловьева-Седого: «Как за Камой за рекой», «На солнечной поляночке», «Ничего не говорила», «Уезжал моряк из дома». Добродушный юмор был одной из черт характера самого Василия Павловича.
Композитор большого, своеобразного лирического таланта, Соловьев-Седой стремился общее показать через личное. Он считал, что нельзя сужать тематику военных песен, посвящая их одному лишь ратному труду. Каждый солдат, сражаясь за Отчизну, помнит о своем родительском доме, о близких, родных людях... И лирико-патриотические песни Соловьева-Седого шли навстречу людям в шинелях, как бы в доверительной дружеской беседе согревали их сердца, говорили о родном доме, о русской природе, наполняли надеждой с победой вернуться домой... «Соловьи», «Далеко родные осины», «Давно мы дома не были», «Когда песню поешь» — во всех этих известных всему народу произведениях композитор правдиво и оптимистично отразил замечательные черты русского характера — силу, мужество, человечность, широту души. «Если музыка — стенограмма чувств,— а эти чувства благородны, отражают глубокое гражданское начало, то такая музыка будет жить долго, и даже через десятилетия ей суждено нести из прошлого огонь, а не пепел». Василий Павлович говорил это о песнях революции и гражданской войны. Но то же самое можно сказать о его песнях военных лет.

К суровой военной поре относится первое знакомство В. П. Соловьева-Седого с поэтом Алексеем Фатьяновым, с которым впоследствии долго сотрудничал и дружил. Встреча произошла в городском саду города Чкалова. К композитору, выступавшему в составе театральной бригады, подошел красивый, русоволосый солдат, назвался Алексеем Фатьяновым, поэтом, и тут же прочитал свою песню «Гармоника», лирическую, напевную, с хорошим юмором. Песня всем понравилась, композитор и поэт договорились о скором сотрудничестве.
В конце 1944 года В. П. Соловьев-Седой после поездки в освобожденный Ленинград вернулся в Москву. И однажды утром дверь гостиничного номера открыл военный человек, которого Василий Павлович конечно же сразу узнал. Это был Алексей Фатьянов, получивший отпуск для работы с композитором. Фатьянов привез два готовых текста, сочиненных на фронте. В то же утро Василий Павлович написал к ним музыку. «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, пусть солдаты немного поспят» — так начиналась одна из песен, ставшая впоследствии знаменитой. Первыми слушателями ее стали служащие гостиницы и генерал, живший в соседнем номере... В скором времени Алексея Фатьянова перевели в ансамбль песни и пляски Балтийского флота. Весной сорок пятого композитор и поэт вместе с певцами выехали к морякам. На дорогах войны, в восточно-прусском городе Мариенбурге, встретили они долгожданный День Победы. Война закончилась, ушла в прошлое. Но военная тема не покинула творчества Соловьева-Седого. Он завершает оперетту «Верный друг», действие которой развертывается в дни войны. Оперетта была поставлена в Москве, Ленинграде, Куйбышеве. Наиболее удачными местами в ней были близкие по характеру военной песенной лирике дуэт Катерины и Сергея, песня деда Кузьмы и «В этом поезде едут влюбленные». Примечательно, что во вступлении к III действию оперетты звучала мелодия «Соловьи».
И песни, навеянные встречами с фронтовыми товарищами, рожденные под впечатлением восстанавливаемого из руин родного Ленинграда, так или иначе хранят память о суровых испытаниях. Вместе с Александром Чуркиным композитор пишет песню о Ленинграде «Наш город», в которой звучит скорбь о недавних утратах. «Услышь меня, хорошая», «Стали ночи светлыми», «На лодке» (из кинофильма «Первая перчатка») обращены к теме возвращения солдата к родимому дому. Романтикой овеяны песни Соловьева-Седого о моряках и море, такие, как, например, «Матросские ночи» (на слова С. Фогельсона), «Золотые огоньки».
Радость мирной жизни первых послевоенных лет нашла свое место в творчестве композитора. Об этом свидетельствуют написанная в стиле свободной ритмики песня «Моя родная сторона» и полная народного юмора «Едет парень на телеге». Сама жизнь заставляет Василия Павловича Соловьева-Седого задуматься о судьбе своего лирического героя. Своими размышлениями он делится с Алексеем Фатьяновым: что мог бы спеть, скажем, ветеран сражений о своих однополчанах? Композитором придумана ключевая строка: «Где же вы теперь, друзья-однополчане?». Но Фатьянов распорядился темой несколько иначе, сочинив текст от лица солдата, вернувшегося в родное село и мечтающего о встрече с теми, кто делил с ним тяготы военного времени. Обычно такая судьба бывает очень богата жизненными коллизиями. Это натолкнуло соавторов на мысль создать вокальный цикл из шести песен. Назвали его — «Сказ о солдате», было и другое название — «Возвращение солдата». Первая песня — «Шел солдат из далекого края» повествует о прощании воина с «чужедальней страной», которая освобождена от фашистского ига. Вторая — «Расскажите-ка, ребята» — говорит о встрече солдат, вернувшихся на родину, с деревенскими девчатами. За этой шуточной, бытовой сценкой следует «Колыбельная сыну». В четвертой песне — «Поет гармонь за Вологдой» — лирический герой, сняв солдатскую шинель, садится за рычаги трактора. Его радует мирный труд, радуют родные просторы. Широко, распевно льется эта песня. Пятое произведение цикла, ставшее потом из всех шести самым популярным,— «Где же вы теперь, друзья-однополчане?». А заключает цикл плясовой финал «Величальная».

Цикл был задуман как единое целое (А. Фатьянов даже сочинил стихотворные переходы от песни к песне), его исполняли такие известные мастера, как К. Шульженко, С. Шапошников. Особенно популярными стали у исполнителей «Поет гармонь за Вологдой» и «Где же вы теперь, друзья-однополчане?». О песне «Где лее вы теперь, друзья-однополчане?» композитор вспоминает: «Мне известны случаи, когда вторая из них — по заявкам слушателей ее нередко исполняли по радио — помогала фронтовым товарищам разыскать друг друга через много лет после победы. И я рад, что „зерно" моего цикла оказалось жизнеспособным».
Конечно, нельзя представить солдатскую «послевоенную» тему в песнях В. П. Соловьева-Седого без «Баллады об отце и сыне» (слова Е. Долматовского), «Баллады о солдате» (слова М. Матусовского) и, разумеется, без песни «В путь», написанной к кинофильму «Максим Перепелица» на слова М. Дудина. У каждой из этих песен — своя интересная судьба.
«Баллада об отце и сыне» родилась у композитора под впечатлением поездки в Германскую Демократическую Республику в 1961 году. Поэт Евгений Долматовский, также бывший в ГДР в составе делегации деятелей искусства и посетивший Западный Берлин, оказался свидетелем того, как молодой солдат Петров, заступивший на пост у братской могилы советских солдат и офицеров, похороненных в Западном Берлине, недалеко от Бранденбургских ворот, неожиданно для себя нашел в списке павших имя своего отца. Долматовский тут же сочинил стихи и разыскал В. П. Соловьева-Седого. Песня была написана быстро и с успехом исполнялась в концертах, которые проходили на немецкой земле.
«Баллада о солдате» была написана композитором к фильму «В трудный час», посвященному героической обороне Москвы. Слова сочинил поэт Михаил Матусовский. В исполнении Краснознаменного ансамбля имени А. В. Александрова и других армейских коллективов она звучала особенно хорошо и быстро нашла дорогу к сердцам слушателей.

С работой в кино также связана и история создания популярной походной песни «В путь!» (к кинофильму «Максим Перепелица»). Когда В. П. Соловьев-Седой узнал, что ему заказывают написать «героическую песню», он предложил использовать сочиненную еще в годы войны «Южноуральскую». На эту мелодию поэт Михаил Дудин написал слова, переделав запев, который стал начинаться строкой: «Путь далек у нас с тобою...». Композитор изменил ритмическое построение припева, начав его со слов: «В путь, в путь, в путь!...». Михаилу Дудину пришлось сочинять новый текст на сложный размер. Тепло вспоминает об этой совместной работе Василий Павлович: «Вот какой неожиданно запутанной оказывается история создания самой, казалось бы, простой песни. И как важно в таких случаях полное взаимопонимание поэта и композитора, их желание и готовность пойти навстречу друг другу!». Это очень важный момент, характеризующий творчество В. П. Соловьева-Седого. Он любил работать с поэтами в самом тесном контакте, любил совместный поиск точной, четко выраженной мысли. Взыскательный к стихотворному тексту, он часто брал инициативу в свои руки, подсказывая соавтору тему, размер, отдельные строки, но никогда не ущемлял его творческого самолюбия. М. Дудин, М. Матусовский и другие наши замечательные поэты, работавшие вместе с Василием Павловичем, отмечают его доброту, внимание, такт в творческом общении, а также его необыкновенную работоспособность. В. П. Соловьев-Седой обращался к стихам В. Гусева, М. Исаковского, В. Лебедева-Кумача, А. Прокофьева, М. Светлова, К. Симонова, А. Суркова, Л. Ошанина, Н. Глейзарова, Г. Горбовского — к сочинениям поэтов «хороших и разных», но всегда умел находить в их произведениях то, что созвучно его творчеству, его жизненным принципам.
Такими стали две песни В. П. Соловьева-Седого, созданные в 1957 году. Тогда в столице проходил Шестой всемирный фестиваль молодежи и студентов. Получилось так, что Василий Павлович не смог попасть на международный конкурс песен и для него полной неожиданностью стало присуждение Первой премии и Большой золотой медали песне «Подмосковные вечера». Написана она была задолго до фестиваля — к фильму «В дни Спартакиады». По сценарию песня должна была звучать во время появления на экране па

даточного городка спортсменов. Песня пошла в фильме «фоном». Но тем не менее ее сразу же подхватили и профессиональные исполнители, и любители музыки. Михаил Матусовский — автор текста «Подмосковных вечеров» — вспоминает, что Василий Павлович работал над этой песней легко, быстро. Рожденная в результате содружества двух талантливых художников, она также легко и быстро перешагнула границы нашей страны и получила широкое международное признание. «Помог» этому — фестиваль, который стал началом победного шествия по континентам и другой песни В. П. Соловьева-Седого — «Если бы парни всей земли». Слова ее сочинил Евгений Долматовский под впечатлением книги Ж. Реми «Если парни всего мира». А текст принес Василию Павловичу замечательный советский певец Марк Бернес. Он настоятельно просил Соловьева-Седого сложить музыку на эти слова. Композитор набросал мелодию, но что-то в ней ему казалось несовершенным. Однако Бернес был настойчив, быстро разучил песню и выступил с ней по радио. Тысячи благодарных откликов со всех концов страны пришли в ответ на это выступление. А потом «Если бы парни всей земли» стала одной из любимых песен демократической молодежи мира.
Для молодежи и о ней В. П. Соловьев-Седой писал очень много, понимая, что людям будущего нужны хорошие, душевные, призывные песни. Комсомольский марш «Солнце встает» на слова Л. Ошанина, написанный в 1948 году, был первым в большой серии ярких, жизнерадостных песен, насыщенных молодым задором, острым чувством современности. За ним последовали «Студенческая попутная», «Марш молодых рабочих», «С добрым утром, комсомольцы», «Студенческая песня» и другие.
Василий Павлович очень любил детей, много, плодотворно работал и для них. Нашей детворе полюбились его песни «Елка», «Зимние каникулы», «Зорька догорает»...

Отдавая много времени и сил общественной деятельности, воспитанию молодых музыкантов, композиторов, В. П. Соловьев-Седой много ездил по стране. Он не мыслил творчества без встреч со своими героями. Уже в пожилом возрасте Василий Павлович летал к нефтяникам Тюмени, на Камчатку, в Томскую область... Трудно назвать уголок нашей страны, где бы не бывал композитор. Под впечатлением таких поездок родился песенный цикл на слова Льва Ошанина «Четыре портрета ребят с Целины», «Северная поэма» и ряд других произведений. В Казахстане композитор сочинил «Песню о Караганде», в Азербайджане — в соавторстве с композитором Тофиком Кулиевым — «Песню о Баку», в Мурманске — песни моряков и рыбаков... В одной статье невозможно даже перечислить все, что написано В. П. Соловьевым-Седым в этом жанре: «Вечерняя песня» (она была приурочена к 250-летию Ленинграда), «Версты», «Пора в путь-дорогу», «Марш нахимовцев», «Грустная песенка», «Разговор с городом» — всего около четырехсот песен! Музыка к сорока фильмам, два балета: «Тарас Бульба» и «В порт вошла „Россия"», семь оперетт: «Верный друг», «Самое заветное», «Олимпийские звезды», «Восемнадцать лет», «Подвески королевы», «У родного причала», «Брак по любви», музыкальная комедия «Жил-был Шельменко», детская опера «Терем-теремок» — такова музыкальная палитра В. П. Соловьева-Седого. Велико творческое наследие Василия Павловича, подлинно народного, советского художника. В сборник включена лишь небольшая часть наиболее известных его произведений. Музыка В. П. Соловьева-Седого составляет частицу души каждого из нас. Трудно представить себе нашу духовную жизнь без его песенного творчества. Песни Василия Павловича Соловьева-Седого всегда вместе с народом. Вместе с нами они созидают, борются, любят. Они утверждают высокую нравственную красоту советского человека, воспитывают в нем гордость за свою Отчизну, народ, Партию, свою многовековую историю, укрепляют любовь к русскому, советскому музыкальному искусству.
А. Владимиров, М, Матвеев

Песни с нотами:

Скачать песенник скачать ноты

 

Песни Соловьева для аккордеона
В. Соловьев-Седой
Популярные произведения в переложении для аккордеона
составление Н. Накапкина
"Музыка", 1977г.
номер 9424

содержание:

 

Переложения выполнили:
№№ 1,2,9 —П.Лондонов; №№ 3—8, 12—26 — В.Накапкин; №№ 10,11—О.Агафонов
Аккордеонные переложения песен скачать ноты для аккордеона

 

Пьесы для ансамбля
В. Соловьев-Седой
Пьесы для эстрадного квартета
партитура
составитель В.А. Румянцев
"Музыка", 1964г.
номер 257

содержание:

 

Переложения выполнили:
№№ 1,2,9 —П.Лондонов; №№ 3—8, 12—26 — В.Накапкин; №№ 10,11—О.Агафонов

Инструментовка В. Румянцева, А. Барановского, В. Ломать и М. Лангодского.
Состав оркестра: кларнет, аккордеон, гитара, контрабас


Эстрадный квартет - ноты скачать ноты

Спасибо Шафаяту за сборник!