М.Глинка - Рыцарский романс - ноты

М.Глинка

 

Ноты для голоса (вокала) к романсу композитора М.Глинки

 

 

Ноты к Рыцарскому романсу Глинки
Вокальная библиотека художественной самодеятельности
М.Глинка
Рыцарский романс
для тенора в сопровождении фортепиано
слова Н.Кукольника
"МУЗГИЗ", 1961г.
номер м3475г

содержание:

 

Создатель русской классической оперы, автор «Ивана Сусанина» и «Руслана и Людмилы», Михаил Иванович Глинка не менее велик и в области вокальной лирики. М. И. Глинку справедливо считают отцом русского романса.

Замечательный русский критик В. В. Стасов пророчески отмечал: «Недалеко то время, когда. будут смотреть на романсы периода зрелости Глинки иначе, чем на приятные и интересные салонные безделицы, и отведут им место на тех же страницах истории, где будет говорено о сонатах Бетховена и современном с нами потомстве их: фортепьянных созданиях Шопена и песнях Шумана». И действительно, романсы Глинки, как высочайшие шедевры, нашли развитие в творчестве последующих крупнейших представителей русской музыки: Даргомыжского и Мусоргского, Балакирева и Римского-Корсакова, Чайковского и Рахманинова.
Написанный в 1840 году, *. е. в период творческой зрелости Глинки, «Рыцарский романс» входит в цикл «Прощание с Петербургом», текст романса взят из романа Н. Кукольника «Эвелина де Вальероль». Цикл этот (единственный в творчестве Глинки) состоит из 12 романсов. Стасов считал цикл «Прощание с Петербургом» по широте охвата многонационального материала эскизом к «Руслану». Романсы, входящие в него, объединены темой путника, образами, возникшими в связи с предстоящим путешествием. «Рыцарский романс» являет собою как бы воссоздание в мыслях художника образа далекой страны, тесно связанной с романтикой рыцарских походов.

Основной характер романса героический. Маршевый ритм, выпуклость и чеканность каждой фразы делают этот романс шедевром любовной лирики Глинки и определяют его воздействие на широкую аудиторию.
Для исполнения этого произведения нужен сильный драматический тенор, обладающий ясной дикцией и чистотой интонации.

При разучивании романса крайне важно внимательно «прочесть» пунктирный ритм мелодии, т. е. тщательнейшим образом выполнить указанные в нотном, тексте точки. Именно это своеобразие ритмического рисунка придает мелодии особенную энергию и силу.
Большое количество пауз дает возможность певцу спокойно брать дыхание. В конце запева, где нет пауз, дыхание целесообразно брать перед последней четвертью 18-го такта.
Динамика должна быть подчинена характеру каждого куплета. Так, третий куплет, в котором рыцарь повествует о возможности трагического конца своего похода, требует несколько меньшей силы голоса и большей мягкости. Припев должен исполняться громче, чем запев, поскольку в нем сконцентрировано основное содержание романса — клятва рыцаря своей даме.

Наконец, в мелодии есть интонационные трудности, на которые при разучивании должно быть обращено особое внимание: таковы построенные на «тритоне» начала фраз во второй половине запева (в первом куплете на словах: «молва» и «шутя»). Точность интонации здесь особенно важна.
В трактовке текста исполнителю следует руководствоваться замечанием самого автора романса: «…в музыке, особенно вокальной, ресурсы выразительности бесконечны. Одно и то же слово можно произнести на тысячу ладов, не меняя даже интонации ноты в голосе, а переменяя только акцент, придавая устам то улыбку, то серьезное, суровое выражение. Учителя пения обычно не обращают на это никакого внимания, но истинные певцы, довольно редкие, всегда хорошо знают все эти ресурсы».
Л. Живов

 

Текст романса:

Прости! Корабль взмахнул крылом,
Зовет труба моей дружины!
Иль на щите иль со щитом
Вернусь к тебе из Палестины.
Молва о подвигах моих,
Шумя, придет моим предтечей,
И лавр из нежных рук твоих
Наградой будет мне и встречей.

Клянуся сердцем и мечом:
Иль на щите, иль со щитом!
Сто битв, сто рек, сто городов
О имени твоем узнают,
На сто языках сто певцов
И запоют и заиграют!
И, вновь волнуясь и шумя,
Твоей великой славы полны,
К твоим стопам примчат меня
Могучие, седые волны...

Клянуся сердцем и мечом:
Иль на щите, иль со щитом!

Но если приговор судьбы
В боях пошлет мне смерть навстречу,
На грозный зов ее трубы
Я именем твоим отвечу!
Паду на щит, чтоб вензель твой
Врагам не выдать, умирая;
И, побежден одной судьбой,
Умру, тебя благословляя!

Клянуся сердцем и мечом:
Иль на щите, иль со щитом!

Романс - ноты для тенора Скачать ноты