М.Быстряков, Л.Хорошайлова -
Баянист Иван Паницкий

И.Паницкий

 

О творчестве баяниста Ивана Паницкого
 


ВЕЛИКИЙ МАСТЕР

:

 

Идут годы. Теперь Паницкий, как никогда, отдает себе отчет в том, какая это великая и ответственная вещь — место художника в обществе. Он щедро делится отпущенным природой даром. Своим исполнением артист стремится донести до слушателя благородные чувства и мысли, вложенные композитором в музыку, делая слушателей соучастниками достижения тех подлинных высот в искусстве, на которые способен человек.
Но Паницкий не был бы Паницким, если бы он только радовал слушателей исполнением. Он ведь еще и педагог.

Авторитет Паницкого, вдумчивого и взыскательного мастера, непререкаем в глазах молодых. Растить молодежь, передавать ей свой богатый опыт, помогать овладеть мастерством музыканта—в этом он видит гражданский долг художника.
1957 год. Президиум Верховного Совета РСФСР за выдающиеся успехи в области исполнительской и общественной музыкальной деятельности присвоил Паницкому Ивану Яковлевичу почетное звание заслуженного артиста РСФСР. «Саратов Филармония Паницкому» — откуда только не приходили в этот счастливый для Ивана Яковлевича день телеграммы! Горячо поздравил коллектив Московского музыкального училища имени Октябрьской революции: «Коллектив старейшего училища высоко ценит Вас, как выдающегося, непревзойденного солиста-виртуоза на баяне.» Поздравили комсомольцы и молодежь города Петровска. Летели телеграммы из многих городов, поздравляли целые коллективы, просто незнакомые Паницкому люди — горячие поклонники его таланта, музыканты, артисты, ученые.
Очень теплое приветствие пришло из Балакова, города его детства:
«Нашему земляку, любимому Ивану Яковлевичу Паницкому, чье искусство вдохновляет и воодушевляет нас, балаковцев, на новые успехи в труде! Мы всегда ждем Вас к себе и радуемся Вашим успехам! Вы — наша гордость».
Иван Яковлевич был счастлив. Этот очень важный для него день заставил мысленно окинуть взором пройденный путь и задуматься о будущем. Пятьдесят лет — тридцать пять отданы любимому искусству. Не все было, быть может, гладко на этом пути. Нелегка жизнь. Но он с чистой совестью может сказать себе, что ни разу не свернул с избранного пути, не испугался трудностей.
Пятьдесят лет. Он еще полон сил и очень многое может сделать. Признание его заслуг ко многому обязывает. Рабочий день его по-прежнему уплотнен до предела. Режим дня крайне строг. Для него музыка — это тяжелый, ни с чем не сравнимый труд и ни с чем не сравнимая радость. Это — его жизнь. И часто после трудового дня Иван Яковлевич с женой приходит на берег Волги, чтобы подышать ее воздухом и послушать, о чем она говорит.

Возможно, именно в такие минуты рождаются новые замыслы. Не раз говорил И. Я- Паницкий, что мало ли что можно сделать, когда музыка живет в твоей душе и сама просится на волю. И слушая Волгу, Иван Яковлевич думает о том, что судьба его сложилась счастливо, что он — сын крестьянина, батрака — стал признанным артистом.
Великую силу обрела идея В. И. Ленина о том, что искусство принадлежит народу. Иван Яковлевич говорит:
— Я счастлив, когда мое искусство приносит радость людям.
У Паницкого много учеников и последователей. Вместе с женой Прасковьей Ивановной Иван Яковлевич всегда сердечно принимает многочисленных любителей игры на баяне, уделяет им много времени и внимания. Он знакомит их со своей музыкой, делится нотным материалом, переписывает для них свои обработки народных песен, дает практические советы. Он — постоянный посетитель сольных и выпускных концертов студентов консерватории и музыкального училища Саратова. Не было еще случая, чтобы Иван Яковлевич не побеседовал с тем или иным студентом-выпускником Саратовской консерватории и музыкального училища, не дав им практических советов и замечаний. Иван Яковлевич очень ценит творческое общение с молодежью, поэтому к нему идут и едут за советом студенты-музыканты из разных городов страны.

Много работает в эти годы Иван Яковлевич над записями грампластинок. Многие из них вошли в особый фонд Всесоюзного радио и пользуются огромной популярностью у любителей баянной музыки. Лауреат международных премий, солист Москонцерта баянист Анатолий Беляев писал после одной из своих зарубежных поездок Ивану Яковлевичу:
«Дорогой Иван Яковлевич! С большой радостью сообщаю Вам, что во время моих поездок с концертами по США меня спрашивали о Вас. Там Вас знают и любят. Было приятно видеть, что пластинки с Вашими записями имеются и в далекой Америке. Богатырского Вам здоровья, наш любимый Иван Яковлевич!
Искренне Ваш Анатолий Беляев».
Слава. Признание. Казалось бы, достиг вершин мастерства. Но успокоенность не в характере Ивана Яковлевича: он весь устремлен в будущее и никогда не удовлетворен собой.
Все эти годы И. Я. Паницкий очень много ездит по стране. Где только он не побывал: Новосибирск и Уфа, Горький и Грозный, Махачкала и Ленинград, Кисловодск, Москва, Астрахань, Куйбышев и множество других городов. Ему аплодировали доярки самых отдаленных совхозов и шахтеры Урала. Часто он выступал и на Кремлевской сцене.

Концертные поездки всегда давали большой материал для творческих раздумий: его радовали встречи с незнакомыми слушателями, так жадно ловившими каждый звук, каждую ноту. Вспоминая все это, еще и еще раз убеждается он, что высшее счастье художника и его сила—в общении со слушателями. Полнейшее внимание аудитории, ее абсолютная «околдованность» музыкой всегда ощущается в напряженной тишине зала, которая продолжается еще несколько секунд и после окончания музыки. И лишь потом — овации.
Каждый день приносит в адрес И. Я. Паницкого десятки писем. Иногда простодушные и наивные, все они выражают искреннюю любовь, восхищение, признание его искусства.
«Я не знаю Вашего адреса, пишу прямо на Саратов, думаю, что Вас там все знают, ибо Вы единственный из всех баянистов — знаменитость. Спасибо Вам за то наслаждение, которое Вы нам дарите по радио.»—пишет постоянная радиослушательница из Красноярска.
«Если с появлением скрипки бог вселил всю свою страсть в Никколо Паганини, то с появлением баяна бог отдал душу Вам, Иван Яковлевич», — это из письма постоянных слушателей И. Я. Паницкого из Ленинграда.
Бывшие фронтовики инвалиды Великой Отечественной войны пишут своему любимому музыканту: «Ваша музыка очень понятна и сильно нам нравится. От Ваше-то исполнения веет русским духом. Спасибо Вам за все!»

Доярки совхоза «Урожайный» Саратовской области пишут о том, что в исполнении И. Я. Паницкого им «слышится свое, с детства знакомое — шелест налитых хлебом нив, раздолье широких русских полей. Все это передает Ваш баян, звуки которого так и хватают за душу».
Пишут рабочие, студенты, военнослужащие, профессиональные и начинающие музыканты, школьники.
Умение так щедро отдавать людям свое прекрасное искусство — великий дар. И немногие им обладают. И. Я. Паницкий— один из таких людей. По природе своей это художник глубоко национальный.
Традиция баянной музыки, созданная русскими народными напевами, имеет своими корнями глубокие свойства нации, так что и дальнейшее развитие этого вида искусства возможно тоже лишь на прочной национальной основе, обогащающей себя тем, что привносит развитие сегодняшнего искусства вообще.
И. Я. Паницкий — артист очень широких музыкальных интересов. В его репертуаре произведения разных мастеров, разных времен, разных национальных культур. Но если глубже вникнуть в выбор им произведений для исполнения, станет очевидной определенная избирательность: он тяготеет к пластичной, эмоционально насыщенной музыке, музыке, которую он сам может воспринять со всей обостренностью своих чувств.
Но национальные традиции для художника-Паницкого, мастера-Паницкого—основной, незамутненный источник. И у современных композиторов он находит то, что волнует его больше всего: рассказ о русском человеке и его душе, его мире, его мечте. Только, естественно, в новом освещении, в новом звучании.
Если перелистать многочисленные отклики в газетах на выступления И. Я. Паницкого, в глаза бросится завидное единодушие в оценке его исполнения — в разное время, в разных городах, перед разными слушателями.

«Успеху баяниста Паницкого, заслуженного артиста РСФСР, в широких кругах слушателей способствует исключительная доступность его исполнительского творчества.
Все в его исполнении: и широкая напевность, и глубокая эмоциональность — способствует подлинному контакту и взаимопониманию исполнителя и аудитории»,— пишет «Волгоградская правда».
О сольных концертах И. Я. Паницкого в Москве, о теплом, живом внимании москвичей не раз писала газета «Московская правда». «Все, что исполнял Паницкий,— было сказано в одном из откликов, — было безупречно сыграно. Баха он исполнял так же естественно и убедительно, как родные русские напевы».
23 мая 1966 года общественность Саратова широко отметила шестидесятилетие со дня рождения Ивана Яковлевича Паницкого и сорокапятилетие его творческой исполнительской деятельности.
Теплых слов, приветственных адресов, писем, телеграмм было множество. Его все поздравляли, благодарили. Потом Иван Яковлевич играл. При его появлении на сцене многочисленная аудитория стоя, горячими аплодисментами встретила юбиляра. Он волновался. Но вот умолкли последние аплодисменты, и настала глубокая тишина, артист прикоснулся пальцами к клавишам баяна, и зазвучала музыка. Иван Яковлевич исполнял русские народные песни в собственной обработке и классические произведения. Никогда еще, пожалуй, не играл Паницкий с таким подъемом, с таким вдохновением и с таким совершенным мастерством.

Сначала — богатая красками певучая мелодия знаменитой «Полосыньки». Звуки баяна растут, крепнут, становятся все более и более властными, захватывая сердца слушателей. Когда он смолк, сначала была тиши-, на, а потом, как обвал, —гром рукоплесканий. Но вот пальцы опять скользят по клавишам баяна: звучит музыка великого Баха. И кажется, что звукам тесно в зале, так они полны силы и мужества, что вот-вот вырвутся на волю и польются по широким улицам города. А в зале замерли слушатели.
Бах писал свою музыку для органа. Но вот же он и звучит — орган! И только усилием воли заставляешь себя верить собственным глазам: на сцене — баянист. Но этот баянист — великий мастер.

Всегда трудно расставаться с интересным человеком. Наш очерк об Иване Яковлевиче Паницком закончен, а искусство его еще очень долго будет приносить радость многим, очень многим любителям музыки. Тем более, что он по-прежнему неутомимо деятелен, по-прежнему влюблен в свое искусство, по-прежнему верит в большое будущее русского народного инструмента — баяна.
Когда мы спросили Ивана. Яковлевича о его дальнейших планах (традиционный вопрос артисту), он, улыбаясь, ответил:
— У меня сейчас состояние летчика, получившего разрешение на дальний полет. И радостно, и страшновато: ведь столько еще впереди.