И.С. Бах - Десять песен - ноты для голоса

Сборники, песенники с нотами
для вокала в pdf

 

 

Скачать ноты
Иоганн Себастьян Бах
15 двухголосых инвенций
и

15 трехголосых симфоний
(уртекст)
"Государственное музыкальное издательство", 1963г.
номер 29567
(DjVu, 2.6 Мб)

содержание:

 

Государственное музыкальное издательство воспроизводит Инвенции и Симфонии И. С. Баха в редакции Л. Ландсхофа, опубликованной в 1933 году в издательстве Петере в Лейпциге. Ландсхоф на основании тщательного исследования сохранившихся рукописей И. С. Баха и его учеников впервые дал научно выверенный точный авторский текст.
Ландсхоф выпустил свою редакцию в двух вариантах. Первый вариант, снабженный подробным разбором украшений, их расшифровкой, характеристикой разночтений между ними в различных рукописях, носит специальный характер и рассчитан главным образом на зрелых музыкантов. Параллельно с этим вариантом Ландсхоф выпустил книгу («Revisions-Bericht zur Urtextausgabe von Joh. Seb. Bach Inventionen und Sinfonien»), в которой дается подробный анализ всех вопросов, касающихся текста инвенций и симфоний: описание автографов и различных изданий, вопросы орнаментики и, наконец, разбор по тактам каждой пьесы с перечислением всех разночтений между рукописями.
Второй вариант, который воспроизводится в настоящем издании, имеет практическое назначение и может быть использован в педагогической практике.

Симфонии (трехголосные инвенции) 4, 5. 7, 9, 11, снабженные в оригинале большим количеством орнаментики, даются здесь — для облегчения исполнения — почти без украшений. Точный авторский текст этих симфоний со всеми украшениями опубликован Ландсхофом в приложении к первому варианту его редакции.
Как известно, И. С. Бах не часто снабжал ноты своих произведений исполнительскими указаниями. В настоящем сборнике добавлена аппликатура. Определение характера исполнения, фразировки, динамики предоставляется вкусу и опыту преподавателя.

Скачать ноты Скачать ноты

 

Скачать ноты
Педагогический репертуар
детской музыкальной школы 7 класс
И.С. Бах
(1685-1750)
Восемь маленьких прелюдий и фуг для органа
Обработка для фортепиано Д. Кабалевского
"Музыка", 1967г.
номер 3496
(pdf, 2.46 Мб)

 

 

Скачать ноты для сопрано
Иоганн Себастьян Бах
Избранные арии
для сопрано в сопровождении фортепиано
составитель М.Переверзева
"Музыка", 1976г.
номер 9254

содержание:

 

Arie aus der Kantate Nr. 21 („Seufzer, Trдnen.")
Arie aus der Kantate Nr. 68 („Mein glдubiges Herze.")
Arie aus der Kantate Nr. 152 („Stein, der ьber alle Schдtze.").
Arie des Momus aus der Kantate „Der Streit zwischen Phoebus und Pan"
Arie aus der Kantate Nr. 202 („Zu freien im Maien.")
Arie der Pallas aus der Kantate „Der zufriedengestellte Aeolus"
Arie der Diana aus der Kantate Nr. 208
Arie der Pales aus der Kantate Nr. 208
Arie aus der Kantate Nr. 210 („Schweigt, ihr Flцten.")
Arie des Lieschen aus der „Kaffee-Kantate" („Ei! wie schmeckt der Kaffee sьЯe.")
Arie des Lieschen aus der „Kaffee-Kantate" („Heute noch.").
Arie aus der „Bauern-Kantate" („Ach, es schmeckt doch gar zu gut.")
Arie der Wollust aus der Kantate „Hercules auf dem Scheidewege".
Arie aus „Matthдus-Passion" („Blute nur.")
Arie aus „Magnificat" („Quia respexit.")

Скачать ноты Скачать ноты

Спасибо Шафаяту за предоставленный сборник!

 

Бах Иоганн Себастьян (1685—1750)

 

Едва ли не лучшая из книг о Бахе принадлежит немецкому ученому Альберту Швейцеру, одному из замечательнейших людей XX века. Ученый, философ, музыкант, он оставил научную карьеру для того, чтобы изучить медицину и практически помогать людям. Многие годы он работал врачом в глухой африканской деревне, построил там больницу, вложив в нее все личные средства, а потом и полученную им Нобелевскую премию.
Уже в наше время, глубоким стариком, он стал убежденным и активным борцом за мир, везде, где можно, поднимая голос против атомной опасности.
Конечно, не случайно внимание Швейцера-ученого привлек именно Бах, великий художник-гуманист. Но писать о Бахе было трудно и для Швейцера: слишком велико несоответствие между дошедшими до нас скупыми биографическими данными и масштабами творческого наследия композитора. Масштабы эти в свое время удивляли Бетховена, который сказал однажды: «Не ручьем (Bach — по-немецки ручей), а морем надо бы его назвать!» А. Швейцер писал о Бахе: «Он человек двух миров: его художественное восприятие и творчество протекают, словно не соприкасаясь с почти банальным бюргерским существованием, независимо от него».
Действительно, существование Баха внешне было бюргерским, банальным. Таким же, как у его отца, деда, многочисленных родственников,— все они были профессиональными музыкантами, занимавшими весьма скромное положение. Музыкантом-органистом в маленьком немецком городке Ордруфе был и старший брат Иоганна Себастьяна, у которого тот воспитывался, потеряв родителей в десятилетнем возрасте. Старший брат был строгим, суровым воспитателем. Вот пример: младшему очень хотелось познакомиться с клавирными сочинениями немецких композиторов, но взять драгоценную тетрадь ему разрешено не было. Он все же переписал ее тайком, в лунные ночи, не зажигая огня, но и копия была отобрана в наказание за своевольство. Некоторым объяснением, если не оправданием этой жестокости может служить только дороговизна нотных изданий того времени (из-за трудоемкости переписки нот).
Мальчик-хорист в школьном хоре при церкви, скрипач, альтист, органист в различных маленьких городках и, наконец, придворный капельмейстер (Веймар, Кетен) — таковы вехи музыкальной биографии Иоганна Себастьяна Баха до тех пор, пока он в 1723 году, уже почти сорокалетним, не обосновался в Лейпциге, где прожил до конца своих дней. В это время
Бах был отцом многочисленного семейства, старшие дети (от первой жены, уже умершей) жили еще при нем, подрастали младшие дети — от второй жены, Анны Магдалены. (Юным музыкантам известно это имя: в нотную тетрадь Анны Магдалены, которая и сама была хорошей музыкантшей, Бах записывал легкие пьески для обучения младших детей. И сейчас мимо этой «Нотной тетради» не проходит никто из обучающихся музыке.)

Жить было нелегко, и поэтому неудивительно, что среди немногих сохранившихся в архиве Баха бумаг очень много различных заявлений и писем к влиятельным особам, и все об одном: улучшить более чем скромное материальное положение. В Лейпциге Бах получил место кантора, то есть руководителя школьного хора при церкви св. Фомы (Томаскирхе). Школа (Томасшуле), где обучали пению, игре на органе и других инструментах, существовала с XIII века и пользовалась хорошей репутацией, но в эти годы хор был малочисленным, и Бах постоянно жаловался, что из всех ее воспитанников «семнадцать пригодны для музыки, двадцать еще не пригодны и семнадцать негодны».
Бах работал почти во всех известных в то время музыкальных жанрах. Преобладание какого-либо определенного жанра в тот или иной период можно в известной мере объяснить условиями работы, вкусами хозяев и заказчиков. Так, в Веймаре имелся превосходный орган, и Бах в годы работы там написал самые знаменитые свои органные произведения, в том числе органные токкаты, из которых наиболее известна ре-минорная, хотя другие ей нисколько не уступают.
Баховские органные токкаты, фантазии, прелюдии и фуги как будто запечатлели в себе самый процесс музыкального творчества. Сначала — вдохновенная импровизация, как будто не скованная никакими законами, даже не имеющая четких контуров, своего рода звуковая туманность, из которой должен родиться стройный и гармоничный звуковой мир. И он рождается — в фуге. Первоначальный музыкальный образ — тема фуги, повторяясь, переходя от одного голоса к другому, постепенно завоевывает все звуковое пространство, развиваясь по строгим законам музыкальной логики. Контрастное единство токкаты или фантазии и фуги как бы подтверждает неразрывность вдохновения и разума в искусстве.

Бах сам был непревзойденным органистом, а когда слушатели удивлялись его мастерству, он обычно говорил, что секрет прост: «Нужно всегда вовремя ударять по нужной клавише.»
Работая в Кетене, Бах писал много камерных сочинений, сюит и сонат для различных инструментов, поскольку именно этот род музыки особенно привлекал его хозяина, князя Леопольда, который и сам играл на клавире, скрипке и виоле дагамба (старинном инструменте, родственном виолончели). Видимо, в кетенском оркестре были отличные музыканты, так как вряд ли сам князь, будучи только музыкантом-любителем, мог бы сыграть знаменитую «Чакону» Баха из сюиты для скрипки, ведь она и по сей день является эталоном виртуозности для скрипачей.
Круг обязанностей Баха в Лейпциге предоставлял ему большие возможности для творчества. По условиям своей работы Бах должен был к каждой воскресной церковной службе писать новую кантату (всего он написал их 265). Исполнение кантат было своего рода концертом внутри церковной службы. Кантата включала в себя арии и хоры, среди которых были и совсем простые, певшиеся всей общиной, и более сложные, для учеников Баха из Томасшуле. И конечно, возможность слушать каждую неделю новое сочинение Баха привлекало к Томаскирхе не только ее постоянных прихожан, но и других жителей Лейпцига. В той же церкви они могли и послушать, как великий органист играет хоральные прелюдии, как из простых, с детства знакомых мелодий немецких хоралов вырастают новые, живые и трепетные голоса органных регистров.

В Лейпциге Бах написал и самые крупные хоровые сочинения. Его месса си-минор (цикл хоров для праздничной церковной службы) и была написана как музыкальное приношение саксонскому королю Августу в надежде получить звание придворного капельмейстера. Король Август был католиком, вот почему эта месса так монументальна и торжественна; в протестантских церквах, где Бах работал, весь ритуал был гораздо скромнее и проще. При жизни Баха из этого сочинения исполнялись лишь отдельные хоры: в мессе так много музыки, что для самой церковной службы просто не осталось бы времени.
Иной, менее торжественный, но более проникновенный характер носит музыка Баха к так называемым «пассионам», или «Офастям»,— драматизированному рассказу о страданиях и смерти Иисуса Христа. Рассказ этот известен в четырех вариантах, приписываемых четырем легендарным авторам-евангелистам. Бах использовал два из них: «Страсти по Иоанну» и «Страсти по Матфею». Текст, созданный более чем за полторы тысячи лет до Баха, композитор прочитал так, как будто он был современником и свидетелем описываемых событий. Он как будто лично знал бедного галилейского проповедника, учившего любви и милосердию, ставшего жертвой клеветы и предательства и приговоренного к позорной казни. Он как будто сам видел горе его матери, растерянность и страх учеников. Повествование излагается речитативом, и Бах удивительно тонко разграничивает манеру речи рассказчика-евангелиста и действующих лиц. Партий Иисуса и римского наместника Пилата поручены однородным голосам, но интонации первого возвышенны и благородны, второго — грубы и надменны.
Кроме канонического церковного текста, в «Страстях» есть и лирические отступления — арии на слова современного Баху поэта. Эти арии нередко превращаются в своего рода дуэты голоса с солирующим инструментом — скрипкой, флейтой. Замечательный пример — ария альта из «Страстей по Матфею», следующая за рассказом об отречении одного из учеников Иисуса — Петра. Сдержанная, скорбная мелодия голоса сопровождается рыданиями скрипки, в которых изливается вся горечь запоздалого раскаяния.
Разнообразны хоры «Страстей». Кроме драматических эпизодов, передающих крики разъяренной толпы, требующей казни, там звучат и строгие, величественные в своей простоте хоралы.
В баховских «Страстях» соединились трогательная наивность древних народных представлений на евангельские темы и драматическая выразительность оперной музыки, причем гораздо более яркая, чем в самой опере баховского времени.
Ничего равного сцене суда в «Страстях по Иоанну» мы не встретим ни во французской, ни в итальянской опере XVIII века. Немецкая же опера тогда еще не вышла из периода ученичества.

Современники (кроме, пожалуй, тех, у кого Бах непосредственно находился на службе) высоко ценили гениального мастера, подытожившего все ценное, что было до него создано в немецкой (и не только в немецкой) музыке. Но в последние годы жизни Баха, в середине XVIII века, в музыке произошел заметный стилистический перелом. Старинное полифоническое искусство, расцветавшее в хоровой и органной музыке, вытеснялось новой, более доступной для восприятия манерой изложения, отчетливо разделяющей фон и рельеф, главную, ведущую мелодию и сопровождение. Монументальные хоровые циклы заслоняются оперой, органные фантазии и токкаты — изящными клавирными сюитами из небольших пьес в танцевальных ритмах. Бах тоже работал в этих жанрах, но они не были центром его внимания. В новой манере писали его сыновья (Филипп Эммануэль и Иоганн Христиан). И хотя они унаследовали лишь какую-то долю отцовского дарования, долгое время именно Филипп Эммануэль считался великим Бахом.
А память о старом Бахе жила лишь среди немногих музыкантов, тем более что не многие его сочинения были изданы. Но Баха знали и любили Моцарт и Бетховен. А когда, сто лет спустя после первого исполнения «Страстей по Матфею», молодой Феликс Мендельсон в 1829 году извлек их из забвения и исполнил в Лейпциге, началось возрождение музыки Баха. Оно коснулось и России. Памятью об этом осталась новелла «Себастьян Бах», написанная Владимиром Федоровичем Одоевским, ученым и писателем, другом Пушкина и Глинки. И в 1985 году 300-летний юбилей Баха наша страна отмечала так же, как и его родина — Германия, как весь мир.
Основные сочинения. Для хора и солистов с оркестром: «Страсти по Иоанну» (1723), «Страсти по Матфею» (1729), Рождественская оратория (1734), Месса си минор (1733), духовные кантаты (сохранилось 199), около 30-ти светских кантат. Для оркестра: 6 Бранденбургских концертов, 5 увертюр-сюит, концерты для различных инструментов с оркестром. Сочинения для ансамблей, для клавесина (в том числе— «Хорошо темперированный клавир»; 48 прелюдий и фуг), для органа: около 20 прелюдий и фуг, 3 фантазии и фуги, 5 токкат с фугами, хоральные прелюдии и т. п.

В.Васина-Гроссман Книга о музыке и великих музыкантах