Людвиг ван Бетховен - Песни - Ноты для хора

Ноты для фортепиано (сонаты, пьесы...)

Шотландская застольная

Сборники с нотами для хора

 

Скачать ноты
Л. Бетховен
Песни

для детей и юношества
для голоса или хора в сопровождении и без сопровождения фортепиано
составитель М. Андреева
“Музыка”, 1979г.
номер 10242

содержание:

 

Скачать ноты Скачать ноты

 

Ноты для голоса
Концертный репертуар вокалиста
Л.Бетховен
Концертная ария / Scene und Arie

"Чудовище! Жестокий" / "Ah! perfido" Соч.65
для сопрано в сопровождении фортепиано
“МУЗГИЗ”, 1959г.
номер м27971г

содержание:

 

Текст на итальянском и русском языках. Перевод П.Соболевой

Чудовище! Жестокий, бегством ты скрыть всю правду хочешь?
За любовь мою ты изменой платишь?
Кто преступленье совершить  ужасней мог?
Жалкий изменник!
Ты бежишь от меня, но гнев богов ждет тебя, несчастный!
Прав вечный суд небес, час твой придет,
Кара богов тебя настигнет повсюду.
Я, за тобою везде скользя как тень, мечтать о мести буду;
Час торжества я предвкушаю.
Раскаты грома слышу над жертвой преступленья.

О, нет! О, нет! Молю пощады, о боги!
Жизнь свою за него отдать готова!
Пусть он меня покинул, - его люблю я;
Изведав счастье, жизнь за него отдам я!

Ах, тебя забыть нет силы, забыть нет силы,
Лишь тобой дышала я, лишь тобой дышала я.
Ах, поверь, ах, верь, мой милый, ах, верь, мой милый!
Жизнь померкнет без тебя, померкнет жизнь моя.
Ах, поверь мне, друг мой милый, жизнь померкнет для меня,
Жизнь моя, жизнь моя.
Ах, тебя забыть нет силы, забыть нет силы,
Лишь тобой дышала я, лишь тобой дышала я.

Ах, поверь мне друг мой милый, ах друг мой милый,
Жизнь померкнет, померкнет без тебя, померкнет без тебя.
(варианты повторов)))

О злодей, твое коварство знаю,
Состраданья нет в тебе, состраданья нет в тебе,
Счастья я тебе желаю, ты же смерть готовишь мне,
Ты смерть готовишь мне, ты смерть готовишь мне.
Ах, ужель я не достойна сожаленья твоего,
Сожаленья твоего, сожаленья твоего?

Я твое коварство знаю! Я твое коварство знаю!
Состраданья нет в тебе, нет жалости ко мне?
Счастья я тебе желаю – ты же смерть готовишь мне,
Ты же смерть готовишь, смерть готовишь мне, готовишь мне.

Ах, ужель одно страданье мне судьбою суждено,
Мне судьбою суждено! Мне судьбою суждено?
Ах, ужели страдать должна я, страдать должна.
Увы, ужель страдать должна, ах, ужель страдать должна?
(варианты повторов)))

Ах, ужель одно страданье мне судьбою суждено?
Мне судьбою суждено? Мне судьбою суждено?

Примерно так, читайте в сборнике в переводе с итальянского.

Ноты для вокала и фортепиано Скачать ноты

 

Для ансамбля вокалистов
Вокальные ансамбли
Л.Бетховен
Избранные каноны

без сопровождения
составление и перевод Н.Рождественской
“Музыка”, 1973г.
номер 8018

содержание:

 

В объятьях нежных / Im Arm der Liebe ruht sich's wohl - Трехголосный канон Серия 23, №256
Мельцелю / AnMälzel
Скорбь коротка, а радость бесконечна / Kurz ist der Schmerz, und ewig ist die Freude
Помни / Rede
Аббат Штадлер / Abbe Stadler
Вечно твой / Ewig dein
Прошу вас / Ich bitt' dich
Счастья в Новый год! / Glück zum neuen Jahr - Четырехголосный свободный канон

Текст на немецком и русском языках

Канон Бетховина для вокального ансамбля Скачать ноты

 

Вокальные произведения Бетховена
Л.Бетховен
для высокого голоса в сопровождении фортепиано
"Музыка", 1966г.
номер 3608

содержание:

 

СУРОК / LA MARMOTTE. Слова И.В.ГЁТЕ из («Ярмарки в Плундерсвейлене») Л. БЕТХОВЕН ор.52, №7 / Aus Goethe's «Jahrmarktsfest zu Plundersweilen» L. BEETHOVEN Перевод с немецкого С. Заяицкого

ПРОЩАНИЕ МОЛЛИ / MOLLYS ABSCHIED. Слова Г. БЮРГЕРА / Worte von G. BÜRGER Перевод А. Ромма

Ноты для высокого голоса Скачать ноты

 

Ноты для высокого голоса
Вокальный репертуар
Собрание вокальных пьес иностранных композиторов
Бетховен
Поцелуй
Op.128 для высокого голоса и фортепиано
"Тритон", 1934г.
номер т552

содержание:

 

Русский текст В.Коломицова

Поцеловать ее тайком я жаждал в тишине,
Я закричу на весь дом!
Грозила Хлоя мне.
И все же я, боязнь презрев,
Поцеловал дитя.
А что ж она? Ну, да был крик и гнев.
Но... пол часа спустя.

На русском и немецком Скачать ноты

 

Венгерская музыка

 

Людвиг ван Бетховен принадлежит к тем немногочисленным художникам, которые остаются нашими вечными спутниками на всю жизнь. К его музыке мы возвращаемся вновь и вновь, каждый раз находя в ней нечто новое, не замеченное раньше.
Еще в детстве знакомимся мы с простой и доброй песней «Сурок», а через нее — с маленьким бродячим музыкантом и вместе с ним входим в то время, когда жил Бетховен и когда музыка звучала на улицах гораздо чаще, чем в концертных залах. В годы отрочества и ранней юности нам открываются мятежные порывы и лирические раздумья прославленных фортепианных сонат. Иногда нас ведет к ним история, иногда литература. Как не захотеть услышать самому ту самую сонату «Аппассионата», которую так любил В, И. Ленин, называя эту музыку «изумительной, нечеловеческой»? Или, прочитав «Гранатовый браслет» А. Куприна, как не заинтересоваться странным эпиграфом этой грустной повести: «L. van Beethoven. 2 Son. (op. 2, № 2). Largo appassionato. «Ларго аппассионато» («страстное Ларго») — это вторая часть фортепианной сонаты № 2, музыка, полная такой же затаенной, благоговейной любви, как и та, которая наполняла сердце героя повести.

Постепенно открывается нам и мир симфоний Бетховена. Мир, в центре которого — героическая личность, готовая к единоборству с судьбой, самопожертвованию, подвигу. Этот героический порыв впервые в мировом музыкальном искусстве прозвучал с такой силой именно в симфониях Бетховена: Третьей — «Героической», Пятой и Девятой. А когда мы знакомимся с четными симфониями Бетховена, и прежде всего с Шестой — «Пасторальной», мы с удивлением узнаем, каким добрым, простодушным и веселым мог быть этот ваятель титанических образов, произведения которого часто и справедливо сравнивают с мощными скульптурами Микеланджело.
Жизненный путь Бетховена-композитора прошел среди бурь и тревог. Бетховен был свидетелем и французской революции, и наполеоновских войн, и поры мрачнейшей политической реакции, воцарившейся в Европе после Венского конгресса 1815 года. Он разделил со своими современниками все надежды и все разочарования своей эпохи. И в его собственной, личной жизни мало было спокойных и радостных лет.

Бетховен рано узнал трудности повседневной жизни. Сын и внук музыкантов, служивших при дворе курфюрста в Бонне, центре одного из маленьких немецких государств, Бетховен по традиции должен был унаследовать семейную профессию. Первым учителем его был отец. Но он не обладал способностями педагога, и его методы могли отбить у сына всякую охоту заниматься музыкой. Так, вероятно, и случилось бы, если бы в Бонне не появился молодой талантливый и образованный музыкант Кристиан Готлиб Нефе, который и стал наставником Бетховена. Он не только учил его игре на фортепиано и композиции, но и руководил его чтением. Иоганн Себастьян Бах в музыке, Шекспир и Шиллер в литературе стали путеводными звездами для юного Бетховена.
Бонн в те времена был тихим провинциальным городом. Был там, правда, и свой высший свет, группировавшийся вокруг дворца курфюрста, был придворный оркестр (в котором и работал Бетховен), приезжали на гастроли оперные труппы. Бетховену было нетрудно завоевать в родном городе репутацию одаренного виртуоза, вдохновенного импровизатора. Но он чувствовал, что здесь его дарование развернуться в полную силу не может. Он мечтал о Вене, втором после Парижа музыкальном центре Европы. Семнадцати лет он впервые и ненадолго попал в этот город, и рассказывают, что Моцарт, услышав игру молодого музыканта, предсказал ему блестящее будущее.
С тех пор Вена стала предметом постоянной мечты Бетховена. Желание жить там еще более укрепилось после знакомства с Гайдном, проездом посетившим Бонн. Вена была не только городом, где музыка постоянно звучала в театрах, на концертах, просто на улицах,— это был город, где жили и работали великие отечественные музыканты — Моцарт и Гайдн (см. «Австрийская музыка»).
Двадцати двух лет Бетховен переезжает в Вену. Моцарта он уже не застал в живых, но он все же мог «получить дух Моцарта из рук Гайдна», как выразился один из его друзей.

Йозеф Гайдн, всемирно известный композитор, один из создателей формы классической симфонии, почти всю жизнь прослуживший в имении князей Эстергази, только на старости лет стал независимым музыкантом. И тут для него как будто началась вторая молодость. Он с легкостью и радостью совершает путешествия в Англию, пишет для лондонской публики симфонии и оратории и лишь недолгие месяцы проводит на родине. Но он охотно взял на себя руководство Бетховеном, хотя вскоре убедился, что тот, в сущности, в руководстве не нуждается. Да и натуры обоих музыкантов были слишком уж разные: пылкий темперамент молодого композитора был совсем не похож на ясный, уравновешенный талант «папы Гайдна», как любовно называли старика его друзья — музыканты.
Ясное осознание каждой творческой задачи, стремление решить ее по-своему были свойственны Бетховену с самого начала. По-своему пишет он фортепианные сонаты, и ни одна из тридцати двух не повторяет другую. Его фантазия не всегда могла уложиться в строгую форму сонатного цикла с определенным соотношением обязательных трех частей. Так, например, 14-ю сонату он начал с медленной части, и это было так необычно, что композитор снабдил сонату подзаголовком: «Quasi una fantasia» («Почти фантазия» или «Как бы фантазия»). Лирический, мечтательный характер первой части натолкнул издателей сонаты (уже после смерти Бетховена) на мысль дать ей название «Лунная». А иногда и сам Бетховен давал подобные названия: три части сонаты № 26 названы им «Прощание», «Разлука» и «Возвращение».

Бетховен очень широко раздвинул рамки фортепианной сонаты, расширил круг образов. Иногда сонаты кажутся фортепианным переложением симфоний — такова прежде всего знаменитая «Аппассионата», мужественная, героическая музыка. Колорит поздних сонат суров и сумрачен, но иногда в них, как цветы в каменистом ущелье, расцветают такие нежные и трогательные мелодии, как «Ариетта» из последней сонаты. Каждое сочинение Бетховена носит печать его индивидуальности, но особенно полно высказался он в симфониях, соединивших в себе и летопись эпохи, и исповедь сердца художника.
Работа над Третьей симфонией (1802—1804) совпала с увлечением Бетховена личностью Наполеона, в котором он, как и многие его современники, видел «генерала революции». Первоначально симфония была посвящена Наполеону, но когда композитор узнал, что былой республиканец короновал себя императором, то вместо посвящения написал на титульном листе лишь одно слово: «Героическая». Такой она и осталась в веках: музыкальным памятником не одному какому-либо человеку, а идее, торжествующей вопреки препятствиям, страданиям и смерти.
Тот же круг образов находим мы и в Пятой симфонии, но ярче всего нравственные и художественные идеалы Бетховена сказались в его Девятой.
Она явилась синтезом всего самого глубокого и значительного, что было создано в музыке и самим Бетховеном, и его предшественниками. Образы житейских бурь и горьких утрат, мирные картины природы и жизни людей, к природе близких,— все это воспринимается как пролог к единственному в своем роде финалу, впервые в истории жанра симфонии объединившему звучание оркестра и хора. Это величественный гимн радости, призыв к братству всего человечества. Глядя вперед, в будущее, композитор вкладывает в уста хора великие и пророческие слова, обращенные к грядущей радости:

Власть твоя связует свято
Все, что в мире врозь живет,
Каждый в каждом видит брата
Там, где веет твой полет.
(Ф. Шиллер)

А ведь этот великолепный гимн радости был написан в очень трудные для композитора годы! Судьба не поскупилась для него на тяжкие испытания. После недолгих лет славы, житейского благополучия, радостей дружеского общения его ожидало одиночество, разочарование в близких людях и, самое страшное, глухота, оторвавшая его от общения с людьми и с музыкой. За исключением той, которая звучала в его сознании.
Одной из немногих и неожиданных радостей последних лет жизни было известие из далекой России об исполнении в Петербурге бетховенской «Торжественной мессы», написанной в те же годы, что и Девятая симфония, и так же проникнутой идеей всеобщего мира и единения. Это было первое и единственное при жизни Бетховена полное, без сокращений, исполнение замечательного сочинения.
Нельзя не удивляться тому, что одинокий, больной, почти вытесненный из музыкального мира более удачливыми современниками Бетховен и в самые тяжелые годы жизни создавал произведения, полные мужества и душевной чистоты.
Что помогало ему? Нет сомнения, прежде всего — сознание, что его искусство нужно людям, что Оно способно укрепить их стойкость, их веру в будущее. Таким он и останется навеки в нашей памяти и в памяти наших потомков. Великим художником и великим человеком.
Основные сочинения. Для оркестра: 9 симфоний (1800, 1802, 1804, 1806, 1808, 1808, 1812, 1812, 1823); Симфонические увертюры (в том числе «Эгмонт», «Кориолан»). Для фортепиано: 32 сонаты, 5 концертов с оркестром. Для скрипки: концерт с оркестром, сонаты. Камерная музыка: 16 квартетов и другие сочинения; опера «Фиделио» — 3 редакции (1805— 1806, 1814). «Торжественная месса» (1823), кантаты, песни.

В.Васина-Гроссман Книга о музыке и великих музыкантах