А.Копосов - Старинные русские народные песни

Современные и старинные русские народные песни для народного хора, 1959г.



Ноты для смешанных хоров без сопровождения

 

 

А.Копосов
Старинные русские народные песни
в обработке для смешанного хора
"Советский композитор", 1963г.
номер с3614к

содержание:

 

Из многочисленных хоровых обработок народных песен композитора А. П. Копосова в настоящий сборник включено пятнадцать наиболее характерных. Партитуры их разнообразны: от простейшей куплетной и развитой вариационной формы («Как ходил, гулял Ванюша») до своеобразной хоровой поэмы («Мавлина», «Есть на Волге утес»). Разнообразен и жанровый диапазон песен: от широких, протяжных («Сохнет, вянет во полюшке травушка») до шуточных и свадебно-величальных («Да по речушке уте-чушка плавала»).
Но при всем этом,общей примечательной чертой представленных в сборнике обработок является их жизненность, репертуарность. Объясняется это не только талантом и мастерством автора, но и тем обстоятельством, что все эти хоры в разное время были сделаны по просьбе таких крупнейших дирижеров профессиональных хоровых коллективов, как Н.М. Данилин, А.В. Свешников, Г.Р.Ширма, В.Г. Соколов, а также других руководителей профессиональных хоров и ансамблей.

Многие из этих обработок до сих пор являются украшением репертуара Государственного академического русского хора, республиканской русской хоровой капеллы, Государственной хоровой капеллы БССР, Магнитогорской хоровой капеллы, Московского и Тульского государственных областных хоров, а также коллективов хоровой самодеятельности.

Что же обеспечивает этим хорам репертуарность?
Прежде всего, их редкая вокальность, удобоисполнимость, понятия, которые отнюдь не следует сводить к вопросам только технологии. Речь идет о такой высшей форме вокальности, которая перерастает в предельную напевность, задушевность; когда песня как бы сама просится на голос. Это качество присуще автору обработок всех представленных в сборнике песен. И обеспечивается оно не только знанием технологии дела.
Ученик проф. М. Ф. Гнесина, А. П. Колосов (родился в г. Жиздре Калужской области в 1902 году) несомненно прошел в Московской консерватории солидную технологическую школу. Но не это обеспечивает высокую вокальность его произведениям.
Автор с детских лет сам пел в хоре, а юношей еще со времен Первой конной армии руководил солдатскими хорами, сбчинял музыку и делал для них обработки народных песен. Будучи студентом консерватории, автор имел непосредственную связь с многими самодеятельными хорами, а по окончании ее и с профессиональными. Вот откуда у него чутье и знание хора, а в произведениях и обработках — не только технологическая зрелость и мастерство, но и максимальное приближение к природе народного певческого искусства.

В основе этого лежит умение проникать в мелодическую сущность русской народной песенности. Отсюда естественность и свежесть приемов хоровой обработки. Они лишены какого бы то ни было духа хоральности, и как бы в противовес ей, идут от народной подголосочной полифонии.
В этом отношении особо показательна обработка «Московского страданья», где основной мелодический материал в партии солисток естественно и остроумно
сочетается с сопровождающей партией хора, построенной на приемах инструментальных, точнее баянных переборов. Интересно и строение хорового припева, каждый раз начинающегося с более высокого аккордового звука.
Своеобразны и творческие приемы формообразования представленных в сборнике хоров.
Ученик ученика Римского-Корсакова, автор превыше всего в области хоровой обработки народной песни ставил «Татарский полон», который по праву считается не обработкой, а оригинальным сочинением на народную тему. Сохраняя и развивая заложенные в этом сочинении традиции, А. Колосов смело и в то же время бережно обращается с народным мелодическим материалом, делая это с единственной целью придать каждой обработке репертуарный, концертный интерес. В этом — основной смысл применяемых им довольно оригинальных приемов.

Не говоря о строгости, лаконичности, как и логичности голосоведения, обеспечивающих хору компактность и мощность звучания («Сохнет, вянет во полюшке травушка»), или удачно найденном сочетании хора с солистами числом от одного до четырех («Уж я золото хороню», «Куманечек, побывай у меня», «Московское страданье»), или разнообразных, для каждой песни индивидуализированных, но стилистически цельных приемов полифонии («Я вечор, млада, во пиру была», «Вот мчится тройка удалая»), особо хочется остановиться на больших, так называемых свободных обработках, в которых есть много нового и интересного.
Так в песне «Есть на Волге утес» после экспозиции основного тематического материала (такты 1—25) автор со слов «Раз ночною порой» в партии мужских голосов вводит свой новый контрастный полифонический материал, который удачно сочетается с основным материалом в группе женских голосов. Со слов же «Но свершить не успел» (41 такт), умела варьируя основную тему, автор на словах «Не владыкою был он» (51 такт) приводит к родственному, не совершенно новому, присочиненному материалу и на ней строит убедительную драматическую кульминация произведения. В результате получается целая хоровая поэма с почти полным использованием слов содержательного стихотворения А. Навроцкого.

В песне «Мавлина» автор с самого начала дает новый собственный материал, органически сочетающийся с основным, народным, а со слов «У ста роге денег много» тот же материал сочетает со второй собственной темой, на которой и строит кульминацию произведения (такты 42—51). В партитуре этого хора, кроме суровой, строго выдержанной диатоничности, привлекают драматизм содержания и картинность его отображения, а также обилие полифонических преимущественно имитационных приемов голосоведения, особенно в заключительной части. Так на словах «А Мавлина слезно плачет» к основной теме проходящей в мужском хоре, автор присочиняет контрастное противосложение шестнадцатыми, слигованными по две в женских, а потом и в мужских голосах (такты 30—35), по приему как бы напоминающим народные плачи и причитания.

В припевках «У зеленого кусточка», располагая коротким мелодическим народным материалом всего из двух повторяемых тактов, автор смело присочиняет такой же по объему свой материал, являющийся развитием и тональным ответом на незавершенный начальный материал. Таким образом, создается цельное логичное восьмитактное предложение. Во второй части на словах «Я любила» (такт 15) автор вводит новый контрастный народный материал, развивает, сопоставляет его с первым и на этом сочетании двух тем с удачным использованием партии солистки и хора строит своеобразную форму рондо, в которой основной мелодический материал как бы играет роль припева.

Еще смелее автор поступает при обработке известной волжской народной песни «Ах, Самара-городок». В этой обработке, учтя краткость изначального материала и его сравнительно ограниченные возможности, автор на словах «Платок тонет и не тонет» (такт 21) сочиняет свою оригинальную минорную тему, а ради контрастности к начальной мажорной и данной минорной темам на словах «Обойди ты Волгу-реку» (такты 76—83) создает вторую, широко распевную тему, венчающую удачно найденную архитектонику по-своему крупной и развитой вокальной формы.
Тот же прием автор применяет и в «Волжском страданье», когда в противовес первой мажорной народной теме «Разлилась Волга широко» дает на словах «Ветерочек парус клонит» (такты 17—24) новую контрастную, присочиненную минорную тему.
Во всех приведенных выше примерах основной интерес эксперимента состоит не в том, что к народной теме присочиняется авторская, а в том, что эта, присочиненная, столь близка по духу и природе народной теме, что их невозможно различить и в исполнительской практике оторвать друг от друга. И действительно, после издания хоровой обработки песни «Волжское страданье» 1 она стала бытовать на концертной эстраде не в виде одной, изначальной, а в виде двух, как бы вместе рожденных тем: народной и авторской.
Это дает право отнести все пять вышеупомянутых хоров не столько к обработкам, сколько к оригинальным сочинениям на народную тему, в чем и состоит несомненная заслуга автора.
Нельзя не отметить хороший вкус в отборе мелодических вариантов и текстов песен («Вот мчится тройка удалая»), простоту и в то же время изысканность гармонии («Я в садочке была»), разнообразие приемов полифонической обработки, как и завершенность формы всех представленных в сборнике песен.

Четыре последних хора, как и «Мавлина», в свое время были созданы с сопровождением оркестра народных инструментов. В данном сборнике они даются в переработанном виде.
Из более ста обработок народных песен А. П. Копосова достаточно широкой популярностью в концертной практике пользуются старинные русские вальсы, сюита на темы белорусских народных песен, тетрадь обработок современных народных песен, а также такие обработки для голоса с фортепиано, как «Лучинушка», «Вечор ко мне, девице», «Встану я млада-младенька», «Яблочко» и многие другие. Но наибольшую ценность представляют, несомненно, хоровые обработки. В них автор показывает себя зрелым, вдумчивым художником, ставящим и решающим в этой области большие творческие задачи.
Хочется думать, что и остальные хоровые обработки этого автора увидят свет и станут достоянием широких кругов нашей самодеятельности, как и профессионального хорового искусства. Они явятся не только ценным вкладом в репертуар этих коллективов в столь нужной в наше время пропаганде русского народного песенного творчества, но и весьма полезным материалом при изучении молодыми композиторами техники и мастерства хорового письма.
К. Виноградов

Тексты и ноты старинных народных песен Скачать ноты

Спасибо Анне за сборник!