Ж.Оффенбах - Ноты


Произведения для голоса, фортепиано французского композитора Жака Оффенбаха

 

 

Ноты к опере Оффенбаха
Куплеты аркадского принца
из оперы «Орфей в аду»
музыка Оффенбаха

содержание:

 

Когда я был Аркадским принцем,
Любил я очень лошадей,
Скакал по Невскому проспекту
Как угорелый дуралей.
Давил народ, но что ж такое?
За то, в коляске развалясь,
Я словно чудище какое
Езжал не редко на показ.

Когда я был Аркадским принцем,
Я как-то сильно отощал —
И стал лечиться мальц-экстрактом,
Да знать не свежий покупал.
Настал конец моим затеям
И совершился грозный факт:
Что я из принца стал лакеем.
Сгубил проклятый мальц-экстракт!

Когда я был Аркадским принцем,
Ходил Ацтеков я смотреть;
И, оценив их дарованья,
Не мог об них не пожалеть:
Зачем они не подрастают!
Ведь с их развитием всегда —
Большую роль во всем играют
У нас большие господа.

Когда я был Аркадским принцем,
Нашли великую нужду,
Все в подражанье иностранцам,
Зверинец разводить в саду.
Нам это вовсе не пристало:
К чему в саду зверей держать?
Когда и так уж их не мало
Повсюду можно повстречать.

Когда я был Аркадским принцем,
Я философию любил —
И всех философов российских
С великим рвеньем проглотил.
Но давши волю размышленью,
Я ночи проводил в трудах —
И наконец пришел к решенью,
Что мир стоит на трех китах.

Когда я был Аркадским принцем,
В танцкласс нередко я ходил —
И Марцинкевич очень часто
Меня из залы выводил.
Затем, что при таком параде
Приличный Фрак не надевал,
И вечно в греческом наряде
Являлся я к нему на бал.

Когда я был Аркадским принцем,
Я ждал холеры каждый день;
Но появленье страшной гостьи
Предупредить мне было лень.
Ну кто-ж теперь трудиться станет?
Всегда на все есть свой черед.
У нас покамест гром не грянет
Мужик креститься не начнет.

Когда я был Аркадским принцем
И вдоль по Невскому гулял,
Ко всем красоткам незнакомым
Я безотвязно приставал.
Будь краснощекой или бледной,
Но мода варварства сильна:
Не может женщина безвредно
Пройти по улице одна.

Когда я был Аркадским принцем,
Долгов я много накопил,
И в долговое отделенье
Едва едва не угодил.
Но должники так расплодились,
Что их уж некуда сажать.
Друзья, в сорочке мы родились!
Нам долговаго не видать.

Когда я был Аркадским принцем,
Ходил квартиру нанимать,
Но мне повсюду предлагали
Контракт нелепый подписать.
Контракта всякий пожелает,
Но тут он словно на беду
Домовладельца охраняет,
Жильцу-же вечно ко вреду.

Когда я был Аркадским принцем,
Признаться очень был я рад,
Что всякий раз, когда хворал я,
Меня лечил гомеопат.
Леченье-то нуждалось в вере,
Он мне ни разу не помог;
Но ведь за то по крайней мере
И уморить меня не мог.

Когда я был Аркадским принцем,
Свой вес узнать я пожелал.
За сим железную дорогу
И арсенал я посещал.
При этом совершилось чудо,
Я оказался вот каков:
По первым опытам в три пуда,
По арсеналу в сто пудов.

Когда я был Аркадским принцем,
Не знал кому мне угодить:
Одни мне шикают ужасно,
Другие просят повторить.
Но если я кому помеха,
Не лучше-ль гнев поудержать;
Ведь только тот боится смеха,
Кого удобно осмеять.

Когда я был Аркадским принцем
Я за куплетом пел куплет;
Но ведь иной пожалуй скажет,
Что и конца куплетам нет.
Спою в другой раз остальные,
Не проберешь всю чепуху,
Чтоб не напомнили иные
Мне про Демьянову уху.

Сочинения для голоса из оперы Скачать ноты

 

АКкордеонные переложения pdf
Библиотека аккордеониста
Жак Оффенбах
Отрывки из оперетт
обработка для аккордеона Ярослава Валтера
«Артия», Прага, Чехословакия
h2395

содержание:

 

ORFEUS V PODSVĚTÍ. Houslové sólo z I. jednání
ORFEUS V PODSVĚTÍ. Zpěv z I. jednání
ORFEUS V PODSVĚTÍ. Kvapík z II. jednání
HOFFMANNOVY POVÍDKY. Intermezzo z II. jednání
HOFFMANNOVY POVÍDKY. Valčík z II. jednání
HOFFMANNOVY POVÍDKY. Barcarola z III. jednání
KRÁSNÁ HELENA. Zpěv králů z I. jednání
KRÁSNÁ HELENA. Valčíková píseň z II. jednání
ŽIVOT V PAŘÍŽI. Úryvek z finále I. jednání
ŽIVOT V PAŘÍŽI. Úryvek z finále III. jednání
DAFNIS A CHLOĚ. Romance z V. výstupu
DAFNIS A CHLOĚ. Duet ze IV. výstupu

Оперетты Оффенбаха для аккордеона Скачать ноты

 

Мелодии Оффенбаха под аккордеон
OFFENBACH NÉPSZERŰ DALLAMAI
BELIEBTESTE MELODIEN
Für Akkordeon bearbeitet von DÉVÉNY Jenő
ZENEMŰKIADÓ VÁLLALAT, BUBAPEST, 1965г.
z4084

TARTALOM — INHALT:

 

Переложения мелодий из оперетт Оффенбаха Скачать ноты

 

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ

 

Удивительна история этого произведения, стоящего особняком в огромном творческом наследии короля оперетты—Жака Оффенбаха. Трудно припомнить в истории музыки еще один случай, когда бы лебединая песня художника оказалась столь непохожей на все созданное им прежде и вместе с тем столь бесспорной и достойной вершиной его пути.
История «Сказок Гофмана» ведет свое начало с 1851 года, когда пьеса под таким названием была поставлена в Париже. Оффенбах сразу почувствовал в ней хорошую основу для музыкального произведения и предложил одному из авторов — Жюлю Барбье — написать оперное либретто. В ту пору, однако, сам Оффенбах был еще далек от мысли об опере, и либретто предназначалось для совсем молодого композитора Эктора Саломона, работавшего некоторое время аккомпаниатором в театре «Буфф-паризьен». Трудно сказать, вдохновился ли Саломон этой идеей (большинство его произведений остались ненапечатанными), но Оффенбах обратился к этому сюжету лишь спустя почти три десятилетия. И создание «Сказок Гофмана» стало делом, венчающим всю его жизнь.
Усталый, одинокий и смертельно больной, он посвятил себя этой работе всецело. Его уже не волновали шумные успехи новых произведений, даже триумф премьеры оперетты «Дочь тамбурмажора» оставил его равнодушным. Когда он выходил на сцену, чтобы ответить поклонами на овации публики, многие чувствовали, что мысли его были далеко—в волшебном мире, созданном фантазией немецкого романтика Эрнеста Теодора Амадея Гофмана.

Сюжет, структура оперы тоже оказались весьма необычны, и уже это свидетельствовало, сколь неожиданно близок был мистический мир Гофмана человеку, всю жизнь веселившему публику и высмеивавшему всё и вся. В основе либретто лежат три новеллы Гофмана, переделанные таким образом, что центральным в них становится образ самого поэта. В прологе, во время веселой пирушки, он решается поведать друзьям три свои любовные истории, которые и составляют содержание трех актов оперы. В этом сюжете, полном возвышенной печали, светлых надежд и жестоких разочарований, без труда можно было разглядеть черты автобиографичности, в нем проявились горечь и разочарование, овладевшие музыкантом на склоне лет, его неосуществленное стремление к идеалу, к высокой красоте.
Одержимый мыслью как можно скорее закончить свою работу, Оффенбах писал оперу с необычайным увлечением. Композитор словно чувствовал, что дни его сочтены, что он может и не дожить до премьеры. Правда, уже закончив клавир, он вынужден был отвлечься и сочинить еще одну, последнюю оперетту — «Прекрасная Лоретта», которую давно обещал театру «Ренессанс». А затем снова принялся за «Сказки Гофмана». «Спешите поставить мою оперу,—пишет он директору театра «Опера комик» Карвальо.—У меня осталось немного времени, а я так хотел бы еще увидеть премьеру.»
В начале сентября композитор вернулся из пригорода в Париж. Начиналась подготовка к репетициям. Но изготовление костюмов и декораций отняло больше времени, чем предполагалось, и дата премьеры все отодвигалась, Чтобы доставить радость больному автору, решили провести репетицию фрагментов оперы в фойе театра в его присутствии. Композитор впервые увидел и услышал своих героев — холодную актрису Олимпию, куртизанку Джульетту, больную девушку Антонию (все эти партии, по его замыслу, исполняются на сцене одной артисткой). Это немного успокоило его. 4 октября было завершено окончательное редактирование клавира. Наутро следующего дня Оффенбаха не стало.

Произведение оркестровал друг композитора Эрнест Гиро. Спустя несколько месяцев в «Опера комик» состоялась премьера «Сказок Гофмана». Публика приняла спектакль восторженно. Почитатели словно открыли для себя нового Оффенбаха—художника глубоко чувствующего, легко ранимого, страдавшего душой. Овациям не было конца.
Сценическая жизнь «Сказок Гофмана» была непростой. Долгое время опера ставилась с большими купюрами, перестановками, во многом искажавшими смысл произведения. Лишь в 1905 году берлинская «Комическая опера» впервые показала произведение полностью, а целиком восстановил оригинальный текст Вальтер Фельзенштейн в 1957 году. Но, невзирая на все превратности своей сценической судьбы, «Сказки Гофмана» с самого начала были признаны произведением истинно выдающимся, вошли в число классических шедевров оперного искусства, бесчисленное множество раз ставилась на сценах всего мира—в том числе и на сценах нашей страны.

Календарь В мире музыки 1981г.