Детские пьесы композиторов Татарии

ПЬЕСЫ

Детские пьесы татарских композиторов

Юный баянист

Н.Жиганов

М.Музафаров

Р.Яхин

Ноты для фортепиано в pdf

 

 

Скачать ноты
Композиторы Татарии - детям
для фортепиано
"Музыка", 1975г.
номер 8589

содержание:

 

Сборник фортепианных сочинений композиторов Татарии ставит перед собой задачу познакомить юных исполнителей с самобытной татарской музыкой. Он включает сочинения, написанные уже давно и пользующиеся большой популярностью в педагогическом репертуаре (Сказка Н. Жиганова, «Шурале» А. Ключарева), а также пьесы недавно прозвучавшие на концертной эстраде («Маленькая импровизация» «и «Секунда» из «Десяти пьес» для фортепиано Н. Жиганова, пьесы из цикла «Пять лирических картинок и марш» А. Монасыпова и другие).

В эмоцюжально-образном строе татарской музыки, особенно в сфере лирики, много своеобразного. Как всякая национальная музыкальная культура, татарская фортепианная музыка воплотила особенности национального характера татарского народа. Эти особенности мы находим в лирических образах, глубоких по содержанию, но сдержанных и строгих в выражении чувств. Отсюда некоторая созерцательность, присущая татарским лирическим темам (Н. Жиганов — «Сказка», тема «Адажио» Р. Еникеева).
Множество нитей связывает творчество композиторов Татарии с национальным фольклером. Здесь и цитирование народных мелодий, и обращение к исконным жанрам народного творчества, и претворение общих закономерностей народного музыкального мышления— ладового его своеобразия (пентатонич-ность), принципов мелодического развертывания (плавность, неторопливость, поступенность движения, о-певание мелодических устоев), вариантно-вародационных методов развития ИТ. д.
Одной из самобытных стилевых черт татарской фортепианной музыки является мелодически развитая орнаментика («Маленькая импровизация» Н. Жиганова, Адажио Р. Бникеева, «И в дождь, и в ведро...» А. Монасыпова). Искусство орнаментирования неотделимо от импровизационной манеры исполнения протяжных мелодий. Каждый талантливый народный певец как бы заново творит мелодию, внося в нее свой вариант мелодического орнамента. Импровизационность сохраняется и в характере исполнения орнамента на фортепиано. Он играется ритмически гибко, непринужденно, с небольшим расширением в начале орнаментальной группы.
Исполнение орнамента народными певцами, у которых преобладают высокие подвижные голоса, производит впечатление легкого «скольжения», хотя все звуки интонируются точно и глиссандирование не допускается. На фортепиано орнамент должен звучать мелодично и одновременно легко. Звуковая насыщенность, полнозвучие ему чужды. Нельзя превращать его и в виртуозный пассаж. Орнамент, как правило, укладывается в одну аппликатурную позицию. Следует избегать ее смены внутри орнаментальной группы.

В трактовке орнамента в татарской музыке последнего десятилетия наблюдаются новые интересные явления. Вместе с расширением круга образов в национальных инструментальных сочинениях проявляется тенденция драматизации орнамента. В кульминационном разделе Адажио Р. Еникеева, например, орнамент приобретает декламационность.
В лирических темах слышится своеобразное звучание курая — татарского народного инструмента типа флейты, обладающего красивым чистым тембром, подвижностью, мягкой переливчатостью звучания, органично сочетающейся с волнистыми контурами национальных мелодий. Светлое, прозрачное звучание, в стиле мелодий, исполняемой на курае, достигается чутким прикосновением кончиков пальцев, что создает хрустальный, чистый звук.
Скерцозно-танцевальные темы фортепианных сочинений близки жанру народных быстрых песен, которым свойственны простые четные размеры (чаще 2/4), четкость ритмического рисунка., повторность мотивов, акцентирование окончаний фраз. Задор, энергия, жизнерадостность этих песен и такмаков-частушек — воплотились в остроте ритмической пульсации, упругости синкоп Скерцо и «Секунды», в теме среднего раздела «Сказки» Н. Жиганова, «Шурале» А. Ключарева.
Татарской фортепианной музыке присуща красочность гармонического языка. Наряду с аккордами терцового строения в ней велика роль характерных для пентатонического лада кварто-квинтовых и секундовых созвучий. Колоритны секундовые -фоны в лирических тема« покоя, созерцания («Тайны лесного озера» А. Ключарева). Красочно звучат наложения квинт в первой теме, тритонов и секунд в среднем разделе «Утра» Н. Жиганова. Остроту, характерность придают секунды токкатным, скерцозным темам (Скерцо Н. Жиганова, Каприччио Р. Белялова). Динамические свойства этого диссонанса широко используются в качестве акцентного средства («Секунда» Н. Жиганова).

Своеобразие пианистических задач в национальных фортепианных сочинениях в том, что в них почти отсутствуют классические формы одноголосной пальцевой техники, гаммообразные пассажи, арпеджио и т. д. Интонационное строение пассажей определяется пентатонической ладовой основой татарской музыки. С этим связана их аппликатурная «нестандартность». Преобладает позиционная аппликатура, причем характерны четырехпалые позиции с пропуском одного из средних пальцев (1, 2, 4, 5; 1, 2, 3, 5), а также позиции с частым употреблением 1 и 5 пальцев на черных клавишах. Для восходящих пентатонических пассажей характерен прием перекладывания через 5-й палец при соединении позиций. Употребление подобной аппликатуры приносит ощутимую пользу в развитии гибкости рук, приспособляемости их к различным положениям на клавиатуре, воспитывает позиционное аппликатурное мышление. Значительную, пианистическую трудность в татарских фортепианных сочинениях представляет кварто-квинтовая интервалика двойных нот.
Тесные творческие контакты татарской музыки с музыкой других народов нашей многонациональной Родимы, непрерывное расширение круга традиций, получающих преломление в национальной музыкальной культуре, способствуют интенсивной эволюции татарской музыки. Это сказывается в обновлении ее интонационного строя и гармонического языка, в развитии ее ладовой основы. Татарская музыка давно уже вышла из рамок пентатонической пятиступенност». Пентатоника активно взаимодействует в ней с другими ладовыми образованиями, в то же время сохраняя значение важнейшего стилистического фактора. На пентатонической ладовой основе возникли тонально-модуляционные закономерности современной музыки. «Чистота» пентатониче-ского строя нарушается альтерацией ступеней пентатоники. Нередкой стала тональная самостоятельность пентатонических пластов фортепианной ткани и, особенно, наложения пентатонических последовапий на черных и белых клавишах («И в дождь, и в ведро...» А. Монасыпова, Сонатина Р. Еникеева).

Плодотворно сказывается на развитии национальной фортегстайной литературы влияние важнейших стилевых явлений в мировом пианизме XX века — (импрессионизма, неоклассицизма, динамичного прокофьевско-бартоковского пианизма. Возрастание интереса композиторов Татарии к колористическим свойствам фортепиано сказалось не только в лирических сочинениях, но проявилось, например, во второй теме пьесы А. Монасыпова «И в дождь, и в ведро...», написанной в стиле импрессионистской токкаты. Интенсификация ритмики, обострение гармонического языка заметны в токкатном тематиэме задорных «Считалок» А. Монасыпова и энергичной Токкаты Р. Белялова. В Адажио и Сонатине Р. Еникеева нашли отражение неоклассицистские тенденции татарской музыки. Графичность рисунка, прозрачность фактуры свидетельствуют о влиянии клавирной музыки XVIII века. Классические приемы органично сочетаются в произведении с современными выразительными средствами. В побочной партии, например, вслед за традиционным классическим изложением — мелодия в сопровождении гармонической фигурации (альбертиевы басы), композитор возвращается в сферу линеарной самостоятельности голосов и политональности звучания.
В. Спиридонова

Композиторы Татарстана Скачать пьесы