В.Захаров - Избранные песни

Хор Пятницкого



О песенном творчестве композитора Владимира Захарова. Ноты для хора

 

 

 

 

Очень часто на концертах хора им. Пятницкого поступают записки от слушателей с просьбой исполнить их любимые «русские народные песни», такие, как «Ой, туманы мои, растуманы», «Белым снегом», «Русская красавица» и другие. Аналогичные просьбы приходят и на радио.
Не менее часто специалисты-этнографы записывают в фольклорных экспедициях «народные» песни, отказывающиеся на самом деле песнями авторскими. «Такова уж судьба песенного жанра,— писал в свое время А. Твардовский, — наиболее удачная песня. всегда как бы стремится оторваться от имени своего автора, утратить эту свою принадлежность и приобрести несравненно большую, а именно стать тем, что мы называем народной песней».

Так еще в сороковые годы была записана песня «На коне вороном», оказавшаяся песней замечательного русского советского композитора Владимира Григорьевича Захарова. Не менее повезло другой его партизанской песне — «В чистом поле», получившей широчайшее распространение среди партизан в годы Великой Отечественной войны, о чем убедительно рассказано в книге С. А. Ковпака «От Путивля до Карпат». В том, что это была народная песня, не сомневались не только сами партизаны, но и многие музыканты. Однажды, вскоре после окончания войны в Союз композиторов пришла бывшая партизанка и попросила записать от нее их любимую партизанскую песню «В чистом поле». Песня не только была записана, но и использована в дальнейшем композитором В. Юровским в его кантате о партизанах как подлинно народная. Кстати, эта же песня вызвала в свое время долгие колебания конкурсной комиссии, куда была представлена Захаровым под девизом, без указания на авторство. Уж не подвох ли, не плагиат ли с народной песни, настолько своеобразна и мелодически крепка была эта захаровская жемчужина.
Но этого мало. Жители русской колонии в Канаде распевали «сочиненную» ими самими песню на мелодию популярнейшей во всем мире песни Захарова «И кто его знает». А группа американских студентов однажды на встрече с советской делегацией уверенно и увлеченно спела на русском языке все ту же «На коне вороном». Разумеется, это лишь самая малая часть фактов.

Свою сравнительно недолгую (1901—1956 гг.) жизнь Захаров прожил деятельно и интересно. Детство и юность его прошли в Донбассе и Таганроге. Рано проявившиеся музыкальные способности Володи были замечены и поддержаны. Его начали учить музыке. А после преждевременной смерти отца, квалифицированного горного штейгера, он вынужден был работать в составах различных местных оркестров. Затем — переезд в Ростов-на-Дону и учеба в консерватории. Первые серьезные сочинения: симфонические, камерные, хоровые. По окончании консерватории — служба в армии, давшая молодому музыканту множество жизненных впечатлений. Далее работа в Москве музыкальным редактором Всесоюзного радио. И, наконец, знаменательная встреча на одной из радиопередач с популярным уже в те годы крестьянским хором имени М. Е. Пятницкого. Эта встреча решила судьбу Захарова: его пригласили сотрудничать с хором в качестве музыкального руководителя совместно с Петром Михайловичем Казьминым.

Все перевернулось в жизни Владимира Григорьевича, все силы и помыслы были отданы новому делу. Захаров работал самозабвенно и самоотверженно. Чтобы понять степень этой самоотверженности, стоит вспомнить хотя бы признание одного из последующих художественных руководителей хора, М. В. Коваля: «...в 1961 году мне пришлось подать заявление об освобождении от должности художественного руководителя хора им. Пятницкого. Эта работа требовала отдачи всей жизни. Желание продолжить активную творческую работу и в жанре оперном, хоровом (академическом), романсовом и других в конце концов взяло у меня верх.» А ведь Захаров тоже мечтал и об опере, и о симфониях (эскизы одной из них сохранились). Все это пришлось оставить ради одной, главной цели, вставшей перед ним теперь раз и навсегда.

Окажем сразу: сочетание — хор Пятницкого — Захаров — одно из самых счастливых в истории музыкального искусства. Если песенная стихия хора сумела вовлечь этого талантливого, пытливого композитора в свой водоворот, то сам Захаров сумел впоследствии реорганизовать хор и поставить на уровень лучших профессиональных коллективов мира. Но это лишь одна сторона его заслуги. Вторая — в его творчестве, в его песнях. Именно он первый из советских композиторов дал хору им. Пятницкого новый, современный репертуар, яркий, самобытный, и при том глубоко национальный. Фактически Захаров своими произведениями явил образец современной народной песни, заложил основы ее дальнейшего развития и жаль, что эта линия в наши дни слабо развивается.

Нелегко нашел Владимир Григорьевич путь к сердцам хористов.— «На наш век хватит!»—-говорили они ему в ответ на предложение учить новые песни. Любые новшества встречались в штыки, дисциплина поначалу была неважной, культура низкой. Трудно было руководителям.
Зато сердца слушателей были покорены новыми песнями сразу. «.Особенно знаменита ваша вещь «И кто его знает», — писал автору один из слушателей г. Иванова. — Удивительно удачное сочетание как слов, так и музыки. Я думаю, что лучше придумать что-либо и нельзя.» Песня бисировалась почти на каждом концерте. А тем временем появлялись все новые и новые шедевры: «Дайте в руки мне гармонь», «Будьте здоровы», «Шел со службы пограничник», «Колхозная свадьба» и другие.
Захарову повезло с поэзией: именно в эти годы расцвел талант М. Исаковского и А. Твардовского—.поэтов, родственных ему по теме и духу, его постоянных соавторов.

Захарову повезло в друзьях и соратниках. Неоценима роль П. М. Казьмина в деле становления коллектива и самого Захарова, как человека и руководителя. Казьмин был его первым критиком и советчиком. Теплые, дружеские и деловые отношения связывали Владимира Григорьевича с В. В. Хватовым (руководителем оркестра) и Т. А. Устиновой (руководителем танцевальной группы). Да и коллектив в целом быстро оценил лучшие качества своего наставника. Его нельзя было не любить и не уважать. Высокоинтеллигентный, вместе с тем простой и открытый для всех, то очень серьезный и озабоченный, то простодушный и веселый, умеющий всех увлечь своими рассказами, шутками и смехом.
Обожая русскую народную песню, он редко славословил ее.
Чаще всего Захаров подчеркивал в русской народной песне именно ее эмоциональную строгость, всякое отсутствие слезливости и надрыва. Характерна в этом отношении его запись на полях нотного черновика песни «Гармонист»: «.Важно, чтобы не было сладко. Обязательно в мажоре, иначе легко впасть в мещанство, в сюсюканье.»

Последовательно и твердо следуя принципам реалистического искусства, Захаров и сам вырос как художник-гражданин, и вывел на широкую дорогу реализма руководимый им коллектив. Хор им. Пятницкого был всегда в гуще жизни, шел в ногу со страной, со временем. И в этом заслуга Захарова.
Когда в 1961 году, уже после его смерти, потребовалось составить юбилейную программу хора им. Пятницкого, как бы подводящую итог 50-летней деятельности коллектива (хор создан
М. Е. Пятницким в 1911 г.),это оказалось не такой уж трудной задачей: что ни песня, то звучащая история и коллектива, и всей страны. «Вдоль деревни» — коллективизация, «Зелеными просторами» — партия и комсомол, «Дороженыка» — радость советского бытия, «Ой, туманы мои» — Великая Отечественная война, «Наша сила в деле правом»— борьба за мир, «Русская красавица»— образ русской женщины-труженицы, «Пройдут года»— молодая рабочая смена и т. д. Не было такой темы из советской жизни, которой бы он не коснулся.

«Песенное искусство — это большая общественная трибуна», — говорил Захаров. Вот почему с такой беспрецедентной ответственностью подходил Захаров к сочинению, а главное — к обнародованию своих песен. Им написано их немного, менее ста, но почти каждая — творческое открытие. Настолько индивидуально, без привычных штампов решал Захаров ту или иную художественную задачу.
Нередко приходилось слышать, что Захаров — крестьянский композитор, что он претворил в своих произведениях особенности лишь старинной крестьянской песни, не затронув совершенно городской и солдатский фольклор. «Должен сказать, — писал об этом он сам, — что я считаю себя русским композитором и никогда не писал специально для колхозников. Я писал их для всего народа». И далее: «.рабочие пришли на фабрики из деревни и продолжали петь крестьянские песни. Потом на этой основе создавались рабочие песни, которые отличаются от крестьянских, но не могут быть противопоставлены им».
Жизнь подтвердила верность этих слов. Песни Захарова стали всенародными. Многие из них прочно вошли в сознание народа и получили высшее признание истории: стали народными в самом прямом и высоком смысле этого слова.

Народ ценит своих лучших сынов, кем бы они ни были: воинами, рабочими, космонавтами, артистами. Любимый народный композитор Владимир Григорьевич Захаров носил самое высокое в нашей стране почетное звание—народного артиста СССР Советское правительство наградило его высшим орденом страны — орденом Ленина. Трижды ему присуждалась Государственная премия.
На памятнике, установленном на могиле В. Г. Захарова на Новодевичьем кладбище в Москве, высечены слова композитора: «Я любил свой народ, я служил ему». И это была правда.
А. Широков, заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии им. Глинки