Ноты - Джузеппе Верди - Популярные оперы для фортепиано в 4 руки

Ноты для фортепиано в четыре руки

Сборники с нотами для фортепиано
ноты в pdf

 

 

Посмотреть обложку ноты Пример скана нот
Мой Верди
Оперы
популярные фрагменты в легком переложении для фортепиано в четыре руки Ж.Л. Металлиди
"Композитор", 1996г.
Только описание!!!

содержание:

 

Фрагменты из оперы "Риголетто"
Баллада Герцога
Менуэт
Ария Джильды
Ариозо Джильды
Песенка Герцога
Квартет (фрагмент)

Фрагменты из оперы "Травиата"
Прелюдия
Застольная песня
Ария Виолетты (I акт)
Ариозо Жермона
Ария Виолетты (III акт)
Дуэт Альфреда и Виолетты

Фрагменты из оперы "Аида"
Романс Радамеса
Ариозо Аиды
Марш (финал II акта)
Дуэт Аиды и Радамеса

Contents

Fragments from the Rigoletto
Ballade of Duke
Minuet
AriaofGilda
Arioso of Gilda
Canzonet of Duke
Quartet (fragment)

Fragments from the Traviata
Preludio
Drinking-song
Aria ofVioletta(I act)
Arioso of Germont
Aria of Violetta (III act)
Duet of Alfred and Violetta

Fragments from the Aida
Romance of Radames
Arioso of Aida
March (finale of II act)
Duet of Aida and Radames

 

Верди Джузеппе (1813—1901)

 

«Как всякий могучий талант, Верди отражает в себе свою национальность и свою эпоху. Он — цветок своей почвы. Он — голос современной Италии. Италии, пробудившейся к сознанию, Италии, взволнованной политическими бурями; Италии, смелой и пылкой до неистовства». Эти слова были написаны известным русским композитором и музыкальным критиком А. Серовым по поводу приезда Верди в Россию для постановки оперы «Сила судьбы». Было это более ста двадцати лет тому назад.
Характеристика Серова точна и проницательна. Верди действительно певец своей эпохи и своей страны — Италии, героически боровшейся против иноземного ига за свободу и национальное единство, за то, чтобы из географического понятия, как иронически назвал ее один из австрийских министров, превратиться в независимое национальное государство.
О национальном движении в Италии XIX века мы знаем не только из истории. Оно отражено, например, в прекрасной книге Этель Лилиан Войнич — романе «Овод», которым зачитываются уже многие поколения. Верди — современник и единомышленник молодых героев романа. Но боролся он за свободу Италии особым оружием — музыкой.

Его путь в искусстве не был легок. Сын деревенского трактирщика мог получить в родной деревне только самые начальные музыкальные навыки, его первым учителем был органист местной церкви. Деревенскому мальчику посчастливилось: на него обратил внимание купец из соседнего городка Антонио Барецци, человек просвещенный, доброжелательный, горячо любивший музыку. По его инициативе Джузеппе перебрался в город Буссето, поступил там в музыкальную школу и начал заниматься у местного «музыкального маэстро» Ф. Провези. Под руководством Провези он научился многому: хорошо играть на фортепиано и органе, сочинять музыку для различных инструментов и для духового оркестра, выступавшего по праздникам на городской площади. В масштабах маленького городка молодой музыкант скоро завоевал известность, и местное филармоническое общество, объединявшее любителей музыки, дало юноше стипендию для обучения в Миланской консерватории.

Но в консерваторию Верди не приняли, его игра на фортепиано не понравилась экзаменаторам, а на сочинения они особого внимания не обратили. Что было делать? Возвращаться в Буссето и, значит, обмануть ожидания своих доброжелателей? Нет, никогда!
И Верди остался в Милане, и не только потому, что удалось найти хорошего учителя из числа профессоров консерватории, но и потому, что сам город был своего рода консерваторией: два оперных театра, в том числе знаменитый «Ла Скала», еженедельные концерты — все это мог посещать молодой провинциал благодаря своему учителю В. Лавинья, который уже после года занятий написал покровителю Верди Барецци: «Ваш стипендиат вскоре будет гордостью своего отечества».
И в годы ученья, и в последующие годы работы в Буссето (надо было выполнить долг по отношению к этому городу) Верди писал музыку в самых различных жанрах. Но более всего его влекла опера. Написать оперу для «Ла Скала» было его мечтой.
И она исполнилась: первая опера имела успех столь значительный, что с Верди заключили договор еще на три сочинения. Он мог считать себя счастливцем.

Но судьба обрушила на Верди страшный удар: один за другим умирают двое его детей, а потом и жена — Маргарита Барецци, дочь его старшего друга. Все это на протяжении полутора лет! А он должен был по договору кончать работу над веселой, комической оперой. Неудивительно, что она оказалась самым слабым произведением композитора и была освистана публикой.
Этот новый удар сразил Верди. Казалось, всему конец — и творчеству, и самой жизни. Верди стал избегать людей, стремился быть в одиночестве, даже переехал в дешевую гостиницу — подальше от дома, где он был счастлив. Из этого состояния его удалось вывести директору оперного театра Б. Мерелли, полюбившему Верди и поверившему в его талант, несмотря на неудачу с комической оперой. Он предложил ему почитать новое либретто, написанное талантливым поэтом Т. Солера. Верди неохотно взял рукопись. Принес ее домой, и она случайно раскрылась на словах, чем-то затронувших воображение композитора :
«Лети, моя дума, к далеким родимым холмам.»
Верди увлекся чтением и к утру знал либретто наизусть. Так началась работа над «Набукко» — первой из серии героических опер, принесших ему славу певца итальянского Рисорджименто (национального воссоединения).
Сюжеты опер были самые различные, взятые то из Библии («Набукко»), то из истории («Аттила», «Ломбардцы в первом крестовом походе», «Жанна д'Арк», «Битва при Леньяно»), то из романтических драм Гюго («Эрнани»), Шиллера («Разбойники»). Но везде проходит одна и та же идея — идея борьбы с тиранией, с угнетением народа, и потому самые отдаленные по времени сюжеты воспринимались публикой как остросовременные. Когда в опере «Аттила» римский полководец говорил, обращаясь к вождю гуннов Аттиле: «Возьми себе весь мир, Италию оставь мне», наэлектризованная публика кричала: «Нам, нам Италию!»
Но главная причина была не в сюжетных аналогиях, а в музыке. Лучшее в ранних операх Верди — это подлинно героические хоры, с их яркой мелодикой, мужественным маршевым ритмом. Они легко запоминались, и некоторые из них становились популярными патриотическими песнями. В частности, тот хор из «Набукко», первая строка которого взволновала Верди при чтении либретто. Гимном стал и хор из «Битвы при Леньяно»: «Да здравствует Италия!» И недаром вождь итальянского революционного движения Джузеппе Мадзини писал Верди в 1848 году: «То, что я и Гарибальди делаем в политике, что наш общий друг А. Мандзони делает в поэзии, то Вы делаете в музыке. Теперь, как никогда, Италия нуждается в Вашей музыке».

С каждым новым сочинением талант Верди становится все более зрелым и глубоким, многогранно отражающим действительность во всей ее сложности и противоречиях. В центре внимания оказывается личность человека, его внутренний мир. Это особенно выпукло проявилось в операх 1850-х годов: «Риголетто» (по драме Гюго) и «Травиате» (по драме А. Дюма-сына). Главные персонажи не совершают никаких исключительных поступков, возвышающих их над толпой, это, наоборот, люди униженные, стоящие вне общества.
Придворный шут Риголетто на всю жизнь обречен смешить и забавлять, отношение общества к Виолетте отражено в самом названии оперы: «травиата» по-итальянски — падшая женщина. И Верди показывает, как в душе этих презираемых людей живут большие и чистые чувства, как самозабвенно любит Риголетто свою дочь Джильду, как перерождается Виолетта, узнав настоящую любовь, и как она отказывается от счастья, чтобы ее прошлое не легло тенью на семью любимого человека. И когда еще до поднятия занавеса на спектакле «Травиаты» звучит проникновенная, чистая и грустная музыка вступления (только у струнных инструментов), перед слушателями возникает портрет души героини оперы.
Синтезом лучших черт творчества Верди стала его опера «Аида», написанная к открытию оперного театра в Каире. Сюжет должен был отражать какую-либо страницу из истории Египта. И снова Верди удивил неожиданностью трактовки. Опера, рассказывающая о победах и завоеваниях древнеегипетского царства, оказалась проникнутой симпатиями к побежденному египтянами народу — эфиопам, а самые чарующие краски отданы Аиде — дочери эфиопского царя, пленнице и рабыне. Великий мастер вокальной музыки, Верди здесь обнаружил и великолепное знание оркестра: ночная сцена у Нила — это прекраснейший музыкальный пейзаж, образ той «звучащей тишины», полной таинственных шорохов и шепотов, которая свойственна природе.
Ко времени создания «Аиды» Верди находился на вершине славы, его оперы ставились во всех театрах от Петербурга до Каира. В вестибюле оперного театра была поставлена его статуя — этого потребовали жители Милана. Мог ли когда-то мечтать о чем-либо подобном деревенский мальчик из Ронколе?

А сам Верди не был удовлетворен. Да, его оперы охотно ставили во всех театрах, но сколько труда стоило ему преодолевать рутину и косность театральных деятелей! А главное, потом опять все шло по-старому.
А что стало с самой Италией, за единство и независимость которой боролся Верди оружием своей музыки? Италия едина. Казалось бы, исполнились все мечты его молодости. И сам Верди — сенатор в парламенте. Но при слове «политика» он в ужасе восклицает: «Спаси нас, господи!» Не такой рисовалась Италия революционным демократам 1840-х годов.
И наступили годы молчания. А друзья не могли поверить: неужели «Аида» — это последний шедевр? Ведь композитор, несмотря на возраст, вполне здоров и бодр. И друзья организуют настоящий заговор. Они знакомят Верди с молодым драматургом и композитором Арриго Бойто. А тот показывает композитору сценарий, сделанный им по трагедии Шекспира «Отелло». И шестидесятивосьмилетний маэстро, как в юности, увлекся работой, хотя поначалу уверял всех и даже либреттиста, что пишет не для театра, а для себя.
И он написал оперу, совсем не похожую на прежние, очень трудную для певцов, не привыкших быть еще и драматическими актерами. Музыка раскрывает не только ситуации и текст либретто, но и подтекст. Очень показателен в этом отношении образ Яго. Вот в первом действии он запевает свою «Застольную». И кажется, что перед нами весельчак, добродушно-беспутный малый, искренне радующийся вместе с солдатами победе Отелло. Песню перебивают возгласы, пьяный хохот, солдаты нестройно подхватывают припев. А в оркестре мелькают неожиданно колючие, насмешливые мотивы, заставляющие насторожиться: не к добру это веселье! И эти-то колючие, жесткие интонации и раскрывают истинную сущность Яго — себялюбца, клеветника, злодея. Он губит доверчивую Дездемону, мужественного и простодушного Отелло. Зло торжествует. Но перед смертью Отелло в оркестре возникает дивной красоты мелодия — символ великой, бессмертной, незапятнанной любви.

Премьера «Отелло» (5 февраля 1887 г.) принесла Верди огромный успех. Но она принесла и нечто большее: веру в свои силы, жажду творчества. Написав великолепное произведение после многих лет молчания, Верди задумывает еще одну оперу, снова на шекспировский сюжет, но на сей раз — комическую. Это опера «Фальстаф» — блистательное завершение творческого пути Верди. И, начав этот труд, Верди пишет другу: «Какая радость! Иметь возможность сказать публике: «Мы еще здесь! Вперед!!»

Основные сочинения. Оперы (даты первых постановок): «Оберто, граф Сан-Бонифачьо» (1839), «Набукко» (1842), «Ломбардцы в первом крестовом походе» (1843), «Эрнани» (1844), «Аттила» (1845), «Макбет» (1847), «Разбойники» (1847), «Битва при Леньяно» (1849), «Риголетто» (1851), «Трубадур» (1853), «Травиата» (1853), «Сицилийская вечерня» (1855), «Бал-маскарад» (1859), «Сила судьбы» (1862), «Дон Карлос» (1867), «Аида» (1871), «Отелло» (1887), «Фальстаф» (1893). Для хора, солистов и оркестра: «Реквием» (1874).

В.Васина-Гроссман Книга о музыке и великих музыкантах