Э.Великович - Жорж Бизе

Жорж Бизе (ноты)



Книга Эммы Великович о жизни и творчестве композитора Жоржа Бизе - биография

 

 

В ПАРИЖЕ

1 2 3

 

 

 

За те годы, что Бизе провел в Италии, Париж сильно изменился. На месте уютных улочек возникли прямые широкие проспекты, появились массивные тяжеловесные здания, новые шикарные магазины. Но главное, другой стала жизнь Парижа. Еще недавно он считался культурным и художественным центром Европы. В многочисленных салонах и концертных залах можно было встретить художников различных направлений и творческих индивидуальностей: Шопена и Листа, Гейне и Гюго, Жорж Санд и Бальзака. Здесь рождалось искусство глубокое и сильное, полное страсти и мужества, искусство больших идей и подлинного чувства.
После поражения революции 1848 года, с приходом к власти Наполеона III, Париж постепенно утрачивал свое прогрессивное значение. Словно буржуа, внезапно разбогатевший на откупах или биржевых спекуляциях, он стремился поразить мир блеском и крикливой роскошью. Казалось, даже воздух французской столицы пропитан лихорадочным весельем и безудержной погоней за наслаждениями. Почти каждый день в городе устраивались балы и маскарады. По любому поводу, будь то похороны народного поэта Беранже или приезд шаха персидского, происходили торжественные церемонии. Вечерами парижане устремлялись на бульвары. Там в многочисленных театрах, увеселительных садах или просто в кафе их ждали бездумные, легкие развлечения.

Особым успехом пользовался театр «Буфф-паризьен». На его спектакли стремились попасть все: богатые буржуа и иностранцы, бедные студенты и высокопоставленные особы, среди которых нередко бывали и члены императорской фамилии. Здесь, в маленьком театре на Елисейских полях расцветал новый, веселый и увлекательный жанр — оперетта. Композитор и дирижер Жак Оффенбах и либреттисты Мельяк и Галеви в своих спектаклях задорно, а порой и зло высмеивали нравы парижских буржуа, издевались над устаревшими оперными условностями и академической античностью. В знаменитой оперетте «Орфей в аду» легендарный певец и музыкант Орфей (герой известной оперы Глюка) превращался в учителя пения, а его жена, преданная, целомудренная Эвридика — в хорошенькую легкомысленную кокетку. В «Прекрасной Елене» боги и богини Олимпа лихо отплясывали канкан, а примадонна Гортензия Шнейдер в роли прекрасной Елены блистала ослепительно-смелыми туалетами. Остроумный, полный намеков на злободневные события текст, яркая мелодичная музыка, искрящаяся острыми танцевальными ритмами— все это делало новый жанр необычайно популярным. Веселая легкомысленная оперетта совсем затмила свою старшую сестру оперу.

Два государственных французских театра Grand Opera (Большая опера) и Opera Comique (Комическая опера) переживали трудное время. Особенно сильным был кризис «большой оперы». Этот жанр, имевший давние традицииво французской музыке, представлял собой монументальный пятиактный спектакль с обязательным балетом, грандиозными хоровыми сценами и торжественными шествиями. Содержание большой оперы отражало волнующие исторические события: восстание неаполитанских рыбаков против испанских поработителей (Обер «Немая из Пор-тичи» 1828 г.), борьбу швейцарцев против Австрии (Россини «Вильгельм Телль» 1829 г.), религиозные столкновения гугенотов и католиков (Мейербер «Гугеноты» 1836 г.). Правда, история чаще всего служила лишь фоном для раскрытия любовной драмы героев, но музыка — напряженная, порой преувеличенно эмоциональная — захватывала слушателей, увлекала в едином порыве, а иногда становилась поводом к давно назревшим политическим выступлениям.
Поражала современников и необыкновенная эффектность постановки. «Пышность декораций, роскошь сценического оформления, из ряда вон выходящие балеты, волшебная техника сцены, —писал Лист, — сделались неотделимой составной частью, органическим членом любого произведения». Однако к 60-м годам XIX в. большая опера утратила свою волнующую актуальность. Атмосфера II Империи, пропитанная духом наживы, беспринципности и делячества, уже не могла дать тех высоких героических идей, которые были необходимы этому жанру. Спектакли Grand opera превращались в пустое, бессодержательное, хотя и эффектное внешне зрелище.

Театр Гранд Опера
Театр Grand Opera

Несколько лучше обстояло дело с комической оперой. Она всегда отличалась от Grand opera большей демократичностью. Родившаяся в шуме и суете ярмарочных площадей, в маленьких балаганчиках, где распевались веселые куплеты и ставились незамысловатые водевили, комическая опера рассказывала о простых людях. Ее героями были крестьяне и солдаты, ремесленники и служанки, те, кого до революции 1789 года во Франции презрительно называли третьим сословием. Музыка комических опер Обера, Герольда и Адама сверкала весельем и лукавым юмором, пленяла задушевным лиризмом и чисто французской элегантностью. Часто в мелодиях, звучащих со сцены,публика узнавала обороты знакомых песенок или ритмы популярных танцев. Неизменной традицией комической оперы были разговорные диалоги. Они придавали действию особую живость и стремительность.

К середине века связь комической оперы с народным искусством заметно слабеет. Искренность чувств и задорная жизнерадостность сменяются легковесной развлекательностью. Все значительнее становится роль разговорных диалогов. Музыка отходит на второй план, полностью подчиняясь прозаическому тексту.
В 1851 году в Париже открылся еще один музыкальный театр, названный Лирическим. Его репертуар был значительно шире, чем в Grand opera или Opera comique. Здесь ставились классические спектакли Глюка, Моцарта, Бетховена и оперы современных французских композиторов. В 1859 году на сцене театра состоялась премьера «Фауста» Гуно. Эта опера явилась первым произведением нового лирического жанра. Само название как нельзя лучше определяет его сущность. Именно лирика, интимное душевное переживание составляет основное содержание оперы. Все свое внимание Гуно сосредоточил на любовной драме Фауста и Маргариты. Глубина и многогранность философской поэмы Гёте остались за рамками либретто.

Даже в этом, лучшем образце лирической оперы таились недостатки, свойственные новому жанру. Они заключались прежде всего в отсутствии острых жизненных конфликтов, в снижении идейного содержания, в умеренности, подчас трогательной сентиментальности чувств. В дальнейшем, лирической опере будет все сильнее не хватать полноты ощущения жизни, сочных и ярких красок, силы и глубины страсти. Ее сюжеты, связанные, как правило, с произведениями мировой классики, останутся неизмеримо беднее и мельче великих образцов. Приспосабливаясь к требованиям публики, об уровне вкусов которой свидетельствует хотя бы тот факт, что даже музыку «Фауста» нашли поначалу слишком сложной, авторы не останавливались и перед «исправлением» литературных первоисточников.

1 2 3