В.Яковлев - Пушкин и музыка

Русский оперный театр. Очерки

А.Пушкин

А.Даргомыжский



Книга о русских композиторах и произведениях на стихи А.С.Пушкина

 

 

Пушкин и Даргомыжский

1 2 3 4 5


 

При постановке оперы «Русалка» (1856) еще в большей степени, чем в отношении «Руслана» Глинки, проявились небрежность и невнимание театральной дирекции, умевшей угождать лишь казенным вкусам придворной аристократии.

Даргомыжский и его друзья приводят совершенно анекдотические факты, относящиеся к первой постановке «Русалки». Сценическое оформление и оркестровое исполнение оперы, шедшей с недопустимыми купюрами, было на таком низком уровне, что не приходится удивляться воспоминаниям Ц. Кюи, сообщавшего, что первые представления «Русалки» проходили «при пустом театре».
Подобно «Руслану», опера Даргомыжского была через некоторое время снята со сцены и возобновлена только в конце 1865 года, и то благодаря лишь певцу Комиссаржевскому, который взял ее в свой бенефис. По поводу этого возобновления сам Даргомыжский писал: «Постановка вся старая, за исключением трех или четырех костюмов. Для глаз вид гнусный, но успех оперы громадный и для меня непостижимый. На завтра уже все распродано. Два первые представления театр был тоже полнехонек. Газеты заговорили другим тоном. Одним словом, все будто очнулись после десятилетней летаргии.

 Опера пошла так, как будто бы никогда не давалась. Вызовам артистов и меня конца нет. Идет опера очень добросовестно. Петров так же хорош, как и был. Но более всех замечательна Платонова. Она совершенно поняла музыку мою и роль. Мне кажется, что из всех бывших Наташ — она лучшая и как певица и как актриса. У нее есть моменты, в которых она совершенно удовлетворяет даже моим требованиям. Спеть эту арию лучше — можно, но сыграть — кажется невозможно». Московским возобновлением «Русалки» в 1866 году Даргомыжский был также удовлетворен. Особенно удачны были исполнители двух из главных ролей: Наташи — Е. Семенова и князя — А. Николаев, с которыми композитор самолично проходил партии в дни своего пребывания в Москве. Здесь уместно будет выделить, что значительность пушкинского сюжета и реалистическое направление Даргомыжского дали существенный материал для работы оперного актера над образом. Опера «Русалка» в этом отношении получила большое значение для художественной практики в истории русской оперной сцены. Имена Осипа Петрова и Шаляпина (мельник), Комиссаржевсксго и Собинова (князь), Платоновой, Салиной, Дейши-Сисницкой, Держинской (Наташа) и др. напоминают нам об этом.

В своей «Автобиографии» композитор отмечает: «В 1865 году «Русалка» стала даваться е тою же обстановкой, но с невероятным, загадочным успехом: дело времени».
«Загадочность» этого успеха раскрывается, если учесть новый социальный состав аудитории (60-е годы), в которой основное место заняла разночинная интеллигенция, выдвинувшая новые требования к искусству, прежде всего — жизненности, правдивости, драматической выразительности. Все это вполне явственно отразилось на отношении к опере, написанной на сюжет, о котором Белинским было сказано: «Русалка» в особенности обнаруживает необыкновенную зрелость таланта Пушкина: великий талант только в эпоху полного своего развития может в фантастической сказке высказать столько общечеловеческого, действительного, реального, что, читая ее, думаешь читать совсем не сказку, а высокую трагедию.»
Именно так, как бытовую русскую жизненную трагедию, и воспринимала оперу широкая, демократически настроенная аудитория, определившая успех «Русалки». Напомним взгляд Чернышевского, считавшего, что «Русалка» «решительно должна быть названа одним из превосходнейших произведений поэзии Пушкина».
Историческое значение этого «превосходнейшего» произведения Пушкина для развития русской оперы трудно переоценить. Создание «Русалки» Даргомыжского явилось одним из поворотных пунктов в области демократизации оперы и ее приближения к запросам и художественным интересам народных масс.

1 2 3 4 5