60 лет со дня рождения советского композитора Модеста Ефимовича Табачникова

Календарь - В мире музыки - 1973г.

Музыкальный календарь памятных дат
 

АЛЕКСАНДР ГАУК

 

Велик и многогранен вклад этого музыканта в развитие советского искусства. Воспитанник Петроградской консерватории, он был одним из тех, кто с первых же дней революции отдал свой талант служению народу. Уже в 1918 году Гаук в качестве пианиста-концертмейстера, участника артистических бригад, выезжал на фронты гражданской войны. Позже молодой дирижер начинает регулярно выступать с концертами, успешно ведет оперные спектакли. На протяжении трех десятилетий он совмещал артистическую деятельность с педагогической, воспитав целую плеяду талантливых, высокопрофессиональных дирижеров, и став, таким образом, одним из основоположников нынешнего расцвета дирижерского искусства в нашей стране. Среди его учеников такие мастера, как А. Мелик-Пашаев, Е. Мравинский, М. Таври-зиан, Е. Микеладзе, Е. Светланов, Н. Рабинович, К. Симеонов, О. Димитриади, Э. Грикуров. Редкий педагогический дар Гаука позволил ему многое сделать и для подъема нашей оркестровой культуры: он работал с оркестром Ленинградской филармонии, был первым руководителем Государственного симфонического оркестра Союза ССР, а затем долгое время возглавлял Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и телевидения. В этих коллективах, так же как и в своих учениках, Гаук воспитывал высокую музыкальную культуру, безупречное мастерство, строгий художественный вкус. Наконец, Гаук-дирижер не только зарекомендовал себя превосходным интерпретатором классики (его репертуар был поистине необъятен), но и первым познакомил нашу аудиторию со многими произведениями Мясковского, Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна, Шапорина и других советских композиторов.
Исполнительские достижения Александра Гаука запечатлены на многих записанных им пластинках. Слушая их, читатель сможет воссоздать в своей памяти своеобразный облик дирижера, его манеру, прекрасно описанную другом артиста, писателем Ираклием Андрониковым.

«Давайте вспомним его сегодня за пультом в дневном освещении концертного зала, в жилете, резким, настойчивым или, вернее, даже наставительным голосом разъясняющего оркестру свои. я хотел сказать, намерения. нет, не намерения—требования. То поучительно, то с поощрением. То с шуткой. Но никогда не теряя ни одной рабочей минуты, не тратя лишних слов, не пытаясь «рассказать» музыку. Все рассчитано, выверено. Гаук всегда точно знал, чего он хочет от этого исполнения. Разумеется, он допускал элемент необходимой импровизации на концерте. Но относилось это только к качеству исполнения — не к характеру исполнения. Зато для следующих концертов он никогда не уставал искать новых красок, новых нюансов. С произведений, десятки раз игранных, всегда стремился, как он любил говорить, «снять кору». И окидывая теперь общим взглядом то, что было сыграно под его управлением, мы понимаем, как все это было отлично с точки зрения чисто профессиональной и какой отмечено точностью и безупречной чистотой вкуса.
.Вот он выходит в белоколонный, сверкающий люстрами зал приосанившись, и даже несколько горделиво, очень сочувственно встречаемый широкой публикой, любившей его всегда за ясность намерений. Вот, повернувшись к оркестру, чуть осутулив спину и слегка разведя локти, он закинул и резко повернул голову вправо, готовый к повелительным жестам. И в этой мгновенно родившейся тишине все в оркестре и в публике устремило взоры на его палочку. Резкий посыл локтя и кисти — громко и судорожно провозглашают трагическую тему фаготы и валторны, поддержанные тромбонами и тубой. Резко и клейко отвечают им трубы и деревянные. И вслед за тем весь оркестр вбивает эту тему в сознание, словно раскачиваясь. И вдруг срывается. И отвечает напряженной и долгой паузой. Посыл — снова судорожный выкрик! Снова мертвая пауза!

И уже тише — настойчивый повтор темы, плавный, широкий взмах дирижерской руки —и первое мирное разрешение.
Трудясь деловито и строго, без малейшего желания проиллюстрировать симфонию мимикой, жестом, позой—«изобразить ее», Гаук занят лишь одним — музыкой. Ничем не отвлекаемый слушатель захвачен столкновением противоборствующих начал, напряженно следит за движением симфонии, вникает в каждый ее эпизод. А затем шумно и единодушно приветствует дирижера за исполнение, в котором не было ни одного спада, ни одного проходного места, и великий драматический замысел оказался музыкально изваянным как бы из одного куска. Глинка едва ли не выше всего ценил в игре музыканта «отчетливость» исполнения. Гаук играл очень отчетливо».

Календарь - В мире музыки - 1973г.