О.Фельцман - Адресованная другу


Песенник композитора Оскара Фельцмана. Ноты для голоса в сопровождении фортепиано

 

 

АДРЕСОВАННАЯ ДРУГУ...

 

Песни Оскара Фельцмана можно услышать и в подмосковной электричке, и на дружеской пирушке, и в заводском клубе, и в кремлевском Дворце съездов. Я слыхал песни Оскара Фельцмана на улицах Москвы, и на горных дорогах Кавказа, на теплоходе, идущем по Черному морю, и в кубрике подводной лодки на Балтике, на берегу Дуная в Венгрии, и на парижской рабочей окраине.
Соседская девочка Маринка, еще не видевшая ни разу моря, с упоением поет по утрам:

Самое синее в мире,
Черное море мое!

Я не раз слыхал, как эти слова дружно подхватывал переполненный зал. Фельцман, в отличие от многих композиторов, нередко выступает без певцов, сам исполняя свои песни. И люди поют их вместе с автором. Это непередаваемое, волнующее зрелище. Когда зал подхватывает твою песню, — это больше, чем самые бурные аплодисменты. Мне кажется, лучшего признания не бывает.
Песни Оскара Фельцмана перешагнули не только стены концертных залов, не только границы нашей страны, они преодолели земные просторы. Одну из них Юрий Гагарин взял с собой в космос:

Я верю, друзья, караваны ракет
Помчат нас вперед от звезды до звезды...

Потом мы слышали, как пели в космосе эту песню дуэтом Андриян Николаев и Павел Попович. Автор музыки Оскар Фельцман и автор стихов Владимир Войнович создали своеобразный гимн космонавтов. Во всяком случае, так считают сами космонавты.
Не всякая популярность «радует. Но та, что выпала на долю песен Фельцмана, — дорого стой: -Это больше чем популярность — это любовь. Лучшие песни Оскара Фельцмана полюбили люди, он получили народное признание. Тут и «Комсомольцы двадцатого года», и «Черное море мое», и «Венок Дуная», и «Поезда», и «Я верю, друзья», и «Конаково; и «Старые пилоты», и «Сыновья», и «Робинзоны», «Палаточный город», и «Ничего не вижу», и «Белый свет», и «Ходит песенка по кругу...» А таки песни, как «С добрым утром» и «Добрый вечер» «До завтра», стали позывными радиопередач.

Вопреки поговорке «В Москву за песнями» Фельцман, как и многие наши композиторы и поэты едет за своими песням в дальние поездки: на стройки, в пограничные и армейские части, в таежные го рода и поселки...
Он позвонил мне после поездки на Конаковскую грэс: надо написать песню о Конакове. Песни мы написали и поехали с ней в Конаково. Я никогда не забуду зал, где собрались строители этой крупнейшей электростанции, тогда еще мало кому известной. Волновались не только мы — создатели песни, но и те, кому она была адресована. Они должны были дать «добро» нашей песне, а мы с волнением ждали их решения. После второго исполнения зал запел песню. А на следующий день мы слышали как ее поют на улице, в автобусе, и с этой песней строители Конаковской грэс провожали нас в Москву.
У произведений Фельцмана есть одно завидное качество: их любят и молодые и немолодые. Хотя его песни по своей сути и форме весьма современны, их поют люди разных поколений. Песню «Фронтовики, наденьте ордена» любят и солдаты и маршалы. Молодые ребята лихо поют: «И как прежде, в строю комсомольцы двадцатого года» или «Песенку старых пилотов»:

— Как делишки, старик?
— Не робей, старина!
— Все нормально, старик, Все в порядке!

В песнях Оскара Фельцмана бьется пульс сегодняшнего дня, в них живет наше время. Наверное поэтому недавно созданную им песню «Огонь Прометея» в Новороссийске решили вложить в «капсулу времени». Магнитофонную запись поместили в стальную капсулу, замуровали в бетон и у Новороссийского маяка опустили на дно Черного моря, с тем чтобы через пятьдесят лет, к столетию Советской власти, ее извлечь. И тогда зазвучит снова молодой голос Муслима Магомаева:

Дари огонь, как Прометей,
И для людей
Ты не жалей
Огня души своей!

Оскар Фельцман не жалеет для людей огня своей души, и поэтому у его песен — миллионы друзей, и поэтому песня, адресованная другу, ходит по земле, где ее любят.

Марк Лисянский